о программе Russian Case'10


Куратор ЕЛЕНА КОВАЛЬСКАЯ

В программе нынешнего года из двух десятков спектаклей всего три - большой формы. И это неспроста. Российский репертуарный театр на фоне театра европейского всегда отличался тяготением к особо крупной форме. И русский актерский театр 19 века, и советский театр века 20-го имели огромное общественное значение и отвечали знаменитой формуле Вольтера: «Нация собирается только в партере». Сегодняшний театральный партер в России представляет собой что угодно, только не нацию. Общество разделено, и театр попросту не находит тем, которые бы равно затрагивали людей бизнеса, деклассированную интеллигенцию, студентов, средний класс; театр не находит языка, который был бы одинаково всем понятен. У каждого, словами пролетарского писателя Горького, «своя правда», и нет одной правды на всех. Это раньше на малых сценах совершался художественный эксперимент, а на больших осуществлялся мейнстрим; сейчас наибольшую художественную смелость берет на себя режиссер, отважившийся ставить на большой сцене – даже если он ставит вечные сюжеты классических произведений. Три спектакля большой формы, которые мы представляем гостям RC - «Трехгрошовая опера» в постановке Кирилла Серебренникова, «Медея» Камы Гинкаса и «Дядя Ваня» Римаса Туминаса. «Дядя Ваня» Туминаса - лучшая из премьер, появившихся в Москве в год, когда Чехову исполнилось бы 150 лет. Чехов - основа российского репертуара. В одной только Москве идет 80 спектаклей по Чехову. 81-м стала «Тарарабумбия» Дмитрия Крымова, которого гости Russian Case хорошо знают. Режиссер, работающий в жанре «театра Художника», на этот раз поставил грандиозное Чеховское шествие - парад чеховских героев и их почитателей, интерпретаций чеховских сюжетов и пародий на интерпретации, привычных ассоциаций и неожиданных образов. Словом, Тарарабумбия - в некотором роде квинтэссенция всего русского театра. (Спектакль не вошел в окончательное расписание Russian Case, поскольку даты его проведения не совпали с датами показа спектакля).

Прочие спектакли Russian Case-2010 - разного рода камерные опусы, которые с трудом поддаются классификации. Среди них есть физический «Антидот»; спектакль Сергея Женовача «Река Потудань», в котором удивительно тонко работает сценография, и премьера Миндаугаса Карбаускиса – самого, наверное, талантливого режиссера поколения тридцатилетних. Великолепный переводчик прозы на язык сцены на этот раз инсценирует роман «Ничья длится мгновение». В спектакле «Старухы» якутка Степанида Борисова читает абсурдистскую повесть Даниила Хармса «Старуха», переходя с русского на якутский, двигаясь от декламации к горловому пению; актриса спеленута в форме каменного идола и ее голос порой звучит как голос самой смерти. Есть в программе и два чисто этнографических спектакля из столицы Бурятии Улан-Удэ – кукольный спектакль и буддистский ритуал, в котором сокрыты залежи театральности.

Словом, мы собрали воедино много разных форм, расцветших на обочине российского мейнстрима. Но есть в программе четыре вещи, которые укладываются в общую тенденцию – назовем ее документальностью. «Работа» - спектакль, в котором танцовщики танцуют между пожилыми женщинами, занятыми обыденной домашней работой; а также три современные пьесы - «Жизнь удалась», «Экспонаты» и «Павлик – мой бог».. Со сцены театра, где обычно играют документальную пьесу, новаторский текст Павла Пряжко и традиционная пьеса Вячеслава Дурненкова звучат как стенограммы уличной речи, на что публика с большой охотой отзывается - как на универсальную правду, которой ей так не хватает в театре. Пьеса «Павлик – мой бог» переосмысливает советский миф о ребенке, донесшем на своего отца. В программу включена также камерная современная опера «Гвидон», премьера театра «Школа драматического искусства», интерпретирующая русские духовные и народные песнопения.


16 февраля 2010 года