22 декабря 2005

В списках значатся

Олег Зинцов, Петр Поспелов, Анна Галайда | Ведомости

В списках значатся

Номинаторы “Золотой маски” почти никого не забыли
Объявление номинантов национальной театральной премии прошло без сенсаций. По мелочам, как обычно, можно поворчать, но в целом картина прошлого сезона выглядит адекватной действительности.

В драматических номинациях есть почти все главные премьеры московского сезона. Два мхатовских спектакля Кирилла Серебренникова (“Лес” и “Изображая жертву”), “Три сестры” Петра Фоменко, “Мальчики” Сергея Женовача, моноспектакль Марины Нееловой “Шинель”, “Сцены из деревенской жизни” Юрия Погребничко. Проигнорирована “Голая пионерка” Серебренникова, но это не повод для скандала. Жаль только, что в результате не будет рассматриваться превосходная работа сыгравшей пионерку Чулпан Хаматовой — если не выдвинут спектакль, актеры не попадают в частные номинации. Впрочем, регламент премии предполагает исключения, и эксперты воспользовались этим, чтобы включить в номинацию “Мужская роль” Василия Бочкарева, хотя спектакля Малого театра “Последняя жертва”, в котором он играет, среди претендентов на премию нет.

Непривычно скромно представлен Петербург: моноспектакль Алисы Фрейндлих “Оскар и розовая дама” в постановке Владислава Пази и “На дне” Льва Эренбурга.

Петербургская прописка, правда, и у Андрея Могучего, чей спектакль “Между собакой и волком” попал лишь в раздел “Новация”, хотя сам постановщик значится и в списке лучших режиссеров. Такого на “Маске” прежде не бывало — “Новация” всегда выглядела отдельной категорией, в которую загоняли все “неформатное”, при этом изобретателей новых форм в режиссерскую номинацию не допускали. Почему — никто не спрашивал, просто привыкли.

Теперь логичнее спросить, отчего спектакль Андрея Могучего не включен в раздел “большой формы”. В “Новации” масштабной постановке Могучего будет и тесно, и неудобно. Там и так все хорошо: “Полифем” — изящная шутка театра “Тень” с ногами Николая Цискаридзе, “Бытие № 2” Ивана Вырыпаева и “Недосказки” студентов-сценографов из мастерской Дмитрия Крымова. Все это вещи замечательные, но совсем иного размаха.

Что касается провинции, то нас ждут “Король Лир” из Тувы (режиссер Алексей Ооржак) и панорама театральной жизни Омска, откуда приедут сразу три спектакля. Все три — не то чтобы коты в мешках: в Москве хорошо знают и Анатолия Праудина (номинированы его “Чудаки” в “Пятом театре”), и Евгения Марчелли (“Вишневый сад” и “Фрекен Жюли” в Театре драмы). Марчелли прямо омский Серебренников — работает с такой же результативностью, если судить по спискам претендентов на “Золотую маску”-2006.

В главной оперной номинации уравновесились два ведущих театра. Две работы из Большого — “Дети Розенталя” Десятникова и “Мадам Баттерфляй” Пуччини, чей постановщик Роберт Уилсон украшает своим именем режиссерскую номинацию. Две из Мариинки — “Путешествие в Реймс” Россини, сделанное французской командой с молодой частью труппы, и “Тристан и Изольда” Вагнера, постановщик которой Дмитрий Черняков в режиссерской номинации неизменный фаворит.

Валерий Гергиев себя номинировать запрещает, поэтому среди дирижеров состязаются Александр Ведерников из Большого и Владимир Понькин из “Геликона”. Геликоновский спектакль “Упавший с неба” по Прокофьеву конкурирует с нетрадиционной “Травиатой” Верди из “Санкт-Петербург опера”; соответственно, традиционные для списка режиссеры Дмитрий Бертман и Юрий Александров оба тоже здесь. Двумя спектаклями представлен Пермский театр — “Кармен” Бизе и “Соловьем” Стравинского, постановщик которого Татьяна Баганова освоила новую профессию и перекочевала в режиссерскую номинацию от хореографов. Картину дополняет “Волшебная флейта” Моцарта из Уфы.

Оперетт и мюзиклов, как всегда, меньше — только три, но все из проверенных мест: “Моя прекрасная леди” из “Московской оперетты”, “Ночь открытых дверей” из Екатеринбургской музкомедии и “Фигаро здесь!!” из музкомедии Новосибирской.

оперетты”, “Ночь открытых дверей” из Екатеринбургской музкомедии и “Фигаро здесь!!” из музкомедии Новосибирской. Чтобы составить в этом году полноценную балетную программу “Золотой маски”, экспертам наверняка пришлось проявить героические усилия. После нескольких ярких сезонов, когда Большой опровергал тезис об инсульте русской хореографии, Мариинка доказывала, что русская балетная школа всесильна, осваивая спектакли Форсайта, а другие театры демонстрировали, что и вдали от балетных центров можно создать труппы с собственным художественным лицом, нынешний год выглядит невыразительно.

Пока Пермь и Новосибирск копят ресурсы для нового рывка, остальные 50 балетных коллективов в провинции кормятся тиражированием знаменитых названий. Вариант подобного жизнеустройства продемонстрирует на фестивале Красноярский театр оперы и балета со спектаклем “Ромео и Джульетта” в постановке Сергея Боброва. А Театр балета Бориса Эйфмана покажет “Анну Каренину” — очередное подтверждение того, что Эйфман давно превратился в такой же персонаж поп-культуры, как Анастасия Волочкова.

Большой и Мариинка в минувшем сезоне были заняты укреплением на взятых рубежах. Питерцы к трем прошлогодним балетам Форсайта добавили четвертый — Approximate Sonata. Ее соседство убило второго представителя Мариинки в конкурсе: рядом с Форсайтом ясный, продуманный Reverence молодого хореографа Дэвида Доусона оказывается железякой из новгородского раскопа, вышедшей против электронных технологий. Большой, размявшись на “Сне в летнюю ночь” другого западного классика, Джона Ноймайера, демонстрирует фирменный стиль “бури и натиска” в “Болте” Алексея Ратманского.

Ажиотаж по поводу появления в России современного танца наконец прошел, и вместе с ним прошло время страстных и невнятных высказываний, претендовавших на роль манифеста. Александр Пепеляев, представляющий спектакль “Двери”, и Ольга Пона, выдвинутая на Национальную премию за постановку “Немного ностальгии”, были среди отечественных первопроходцев жанра. Утратив революционный задор, каждый из них длит свою тему: Пепеляев обращается к излюбленному Хармсу, Пона печалится на фоне березок. При этом оба демонстрируют ранее недостижимую хореографическую зрелость. Ее испытает на прочность “Клетка для попугаев” Евгения Панфилова. Недавно восстановленный спектакль 1992 г. напоминает о тех временах, когда жанра “современный танец” мы еще не знали и панфиловские постановки стали первыми, вступившими в соревнование с классикой на “Золотой маске”.

По традиции уже объявлены лауреаты в номинации “Честь и достоинство”: Людмила Макарова (петербургский БДТ) и Наталья Терентьева (Театр им. Волкова, Ярославль). Сбербанк и башкирский президент Муртаза Рахимов награждены за поддержку российского театрального искусства.

Назван и лучший зарубежный спектакль сезона, показанный в России. Это “Эмилия Галотти” немецкого режиссера Михаэля Тальхаймера — совершенная, восхитительная вещь. Еще раз — наши аплодисменты

;

Пресса