22 декабря 2005

Без блеска, но с достоинством

Татьяна Кузнецова, Марина Шимандина | Коммерсант

В отеле "Мариотт-Аврора" прошла пресс-конференция, посвященная грядущему 12-му театральному фестивалю и премии "Золотая маска". Список номинантов обсуждают ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА и МАРИНА Ъ-ШИМАДИНА.

На этот раз "Золотая маска" впервые обошлась без своего многолетнего руководителя Эдуарда Боякова (с поста директора он официально ушел после юбилейного, десятого фестиваля, но в прошлом году еще выступал в невнятной роли куратора-координатора). То ли из-за отсутствия этого колоритнейшего персонажа московской театральной тусовки, то ли потому, что "Золотая маска" становится рутиной, но пресс-конференция протекала уныло. Куда-то испарился вольный дух фрондерства, зато возник отчетливый след государственной целесообразности – как в чиновничьей атмосфере мероприятия, так и в списке номинантов и в составе судейских бригад.

В музыкальном театре судить театральный процесс поручено людям заслуженным, но от актуальности далеким – композиторам, директорам, главрежам и дирижерам театров, профессорам учебных заведений, чей средний возраст сильно зашкаливает за 50. Понятно, что отсутствие представителей активного поколения скажется на вердикте. Впрочем, театральные люди России, по-видимому, не слишком охотно идут в судьи – впервые в составе жюри оказалось два представителя Белоруссии. Директор фестиваля Мария Ревякина пояснила, что "национальная" означает статус премии, но никак не государственную принадлежность.

Среди пятнадцати судей только четверо – специалисты по танцу, в том числе и председатель жюри Владимир Васильев, известный своим, мягко говоря, консерватизмом. В этих обстоятельствах судьба балетной "Маски" печально предсказуема. В номинантах – "Анна Каренина" Бориса Эйфмана, которого глава судейской коллегии давно считает лучшим современным автором. С ней соперничают два современных балета Мариинки – "Approximate Sonata" Уильяма Форсайта и "Reverence" Дэвида Доусона – не столь эффектные, как форсайтовская "тройчатка", отхватившая прошлогоднюю "Золотую маску". Большой театр с недоработанным "Сном в летнюю ночь" Джона Ноймайера и уязвимым "Болтом" Алексея Ратманского – тоже слабый конкурент. Остается красноярский "кот в мешке" – "Ромео и Джульетта" в постановке Сергея Боброва, но у Бориса Эйфмана, который в наступающем году отмечает 60-летие, шансов явно больше. За бортом "Маски" остался подготовленный Большим вечер балетов Леонида Мясина, и трудно объяснить, почему эксперты "не заметили" хотя бы один из них – скажем, "Предзнаменования" с великолепной Светланой Лунькиной в главной роли.

Современный танец представлен адекватно, то есть скудно. Любимица "Маски" Ольга Пона из Челябинска предложит "Немного ностальгии"; новые московские персонажи Дина Хусейн и Анна Абалихина покажут спектакль "Мухи"; Александр Пепеляев покажет свежий русско-эстонский спектакль "Двери", а Балет Евгения Панфилова – возобновленную постановку своего покойного руководителя "Клетка для попугаев".

В истекшем сезоне, в отличие от балета, в опере случился настоящий бум: выдвинуто девять спектаклей из Москвы, Петербурга, Уфы, Перми. Фаворитами выглядят Большой с "Детьми Розенталя" и "Мадам Баттерфляй" и Мариинка с "Тристаном и Изольдой" и "Путешествием в Реймс". Номинированы и все оперные режиссеры, за исключением Боба Уилсона: его "Мадам Баттерфляй" – перенос готового спектакля, а не оригинальная постановка. Зато дирижеров отметили всего двух – Александра Ведерникова (за "Детей Розенталя") и Владимира Понькина (за "Упавшую с небес"). Господин Гергиев от участия в турнире дирижеров устранился, попросив его кандидатуру не выдвигать.

В драматическом театре прошлый сезон был досадно бедным, что отразилось на афише фестиваля. В номинации "Спектакль большой формы" выдвинуты две постановки из Омска – "Вишневый сад" Евгения Марчелли и "Чудаки" из Пятого театра, из Санкт-Петербурга – "Оскар и розовая дама" Театра Ленсовета, из глубинки – тувинский "Король Лир" и всего две московские премьеры: "Три сестры" Петра Фоменко, не самая лучшая работа мастера, включенная в афишу скорее по инерции выделять постановки "Мастерской", и "Лес" Кирилла Серебренникова.

По опросам критиков он был признан лидером сезона, но, как выяснилось в кулуарах, попал в список номинантов с большим скрипом: эксперты преодолели свою антипатию к современной режиссуре, только опасаясь скандала в прессе. Тем не менее Наталью Тенякову, чья крупно и смело сыгранная Гурмыжская является смысловым центром всего спектакля, совет не счел достойной номинации на лучшую женскую роль. Как, впрочем, и Чулпан Хаматову, исполнившую, наверное, свою самую сильную роль в другом спектакле господина Серебренникова – "Голой пионерке" в "Современнике". Эта провокационная постановка была отметена экспертным советом, ее не приняли и не поняли и многие критики, но невероятно мощную и пронзительную игру госпожи Хаматовой отмечали все. Однако для актрисы не пожелали сделать исключение, как для Василия Бочкарева, его выдвинули за роль в спектакле Малого театра "Последняя жертва", которого среди номинантов нет (по правилам, актеры выдвигаются только вместе со спектаклями).

По опросам критиков он был признан лидером сезона, но, как выяснилось в кулуарах, попал в список номинантов с большим скрипом: эксперты преодолели свою антипатию к современной режиссуре, только опасаясь скандала в прессе. Тем не менее Наталью Тенякову, чья крупно и смело сыгранная Гурмыжская является смысловым центром всего спектакля, совет не счел достойной номинации на лучшую женскую роль. Как, впрочем, и Чулпан Хаматову, исполнившую, наверное, свою самую сильную роль в другом спектакле господина Серебренникова – "Голой пионерке" в "Современнике". Эта провокационная постановка была отметена экспертным советом, ее не приняли и не поняли и многие критики, но невероятно мощную и пронзительную игру госпожи Хаматовой отмечали все. Однако для актрисы не пожелали сделать исключение, как для Василия Бочкарева, его выдвинули за роль в спектакле Малого театра "Последняя жертва", которого среди номинантов нет (по правилам, актеры выдвигаются только вместе со спектаклями).

"Золотую маску" "за честь и достоинство" получат старейшая актриса БДТ Людмила Макарова и ее сверстница из Ярославского театра имени Волкова Наталья Терентьева, а за "поддержку театрального искусства" – президент Башкирии Муртаза Рахимов и Сбербанк России, который с 2002 года является генеральным спонсором премии, фестиваля и всех его дочерних проектов. По опросу критики лучшим зарубежным спектаклем, показанным в России в уходящем году, была признана "Эмилия Галотти" берлинского Дойчес-театра, привезенная в Москву фестивалем NET.

;

Пресса