22 декабря 2005

Неурожайный год

Александр Соколянский | Время новостей

Объявлены номинанты 12-й «Золотой маски»

На пресс-конференции директор Национального театрального фестиваля Мария Ревякина помимо прочего сказала: готовя фестиваль, члены экспертного совета отсмотрели очень много (287, если я правильно запомнил) спектаклей, выехали в невероятное количество (176, если не ошибаюсь) командировок, и это почти в два раза больше, чем в прошлом году. Любому нормальному человеку на ум сразу же придут интонации отчетного доклада: удой увеличился, поголовье возросло и т.п., но театральный критик может лишь сострадательно вздохнуть: не от хорошей жизни они так разъездились.

Сезон 2004/05, итоги которого «Золотая маска» будет подводить с 29 марта по 16 апреля будущего года, в драматическом театре был плох. Оценки людей, знающих общую российскую ситуацию (тех же экспертов «Золотой маски»), колеблются от «хуже среднего» до «чудовищно». Москвичи могли только подозревать это.

Среди шестнадцати номинированных спектаклей девять московских. Мхатовский «Лес» и «Три сестры» «Мастерской Петра Фоменко» в форме «Б» (большой); «Изображая жертву» (МХТ), «Мальчики» (Студия театрального искусства Сергея Женовача), «Сцены из деревенской жизни» (театр «ОКОЛО дома Станиславского») и «Шинель» («Современник» и Центр им. Вс. Мейерхольда) в форме «М» (малой); «Полифем» (театр «Тень»), «Недосказки» («Школа драматического искусства») и «Бытие №2» (театр «Практика», Театр.doc., штутгартский Theater der Welt) -- в форме «Н» (номинация «Новация»). Шедевров в этой девятке, по общему мнению, не имеется (мое личное отличается от общего, но оглашу я его лишь по окончании фестиваля), однако список выглядит вполне прилично.

Среди шестнадцати номинированных спектаклей девять московских. Мхатовский «Лес» и «Три сестры» «Мастерской Петра Фоменко» в форме «Б» (большой); «Изображая жертву» (МХТ), «Мальчики» (Студия театрального искусства Сергея Женовача), «Сцены из деревенской жизни» (театр «ОКОЛО дома Станиславского») и «Шинель» («Современник» и Центр им. Вс. Мейерхольда) в форме «М» (малой); «Полифем» (театр «Тень»), «Недосказки» («Школа драматического искусства») и «Бытие №2» (театр «Практика», Театр.doc., штутгартский Theater der Welt) -- в форме «Н» (номинация «Новация»). Шедевров в этой девятке, по общему мнению, не имеется (мое личное отличается от общего, но оглашу я его лишь по окончании фестиваля), однако список выглядит вполне прилично.

Из семи оставшихся -- три петербургских («Оскар и Розовая дама», Театр им. Ленсовета -- «Б»; «На дне», Небольшой драматический театр -- «М»; «Между собакой и волком», Формальный театр -- «Н»), три омских («Вишневый сад», Театр драмы, и «Чудаки», Пятый театр -- «Б»; «Фрекен Жюли», тот же Театр драмы -- «М») и один (внимание, привычная география расширяется) кызылский: Тувинский музыкально-драматический театр привезет «Короля Лира», любимую пьесу всех национальных театров бывшего СССР. В силу собственных заслуг или «географического фактора» как такового -- разберемся в апреле. Но если бы не Кызыл, круг сузился бы до последнего предела: с тех пор как «Золотая маска» стала национальной премией, ничего подобного не было.

Когда урожай плох, сельская жизнь становится нервной и смутной. Экспертному совету (председатель -- петербургский критик Елена Алексеева) на пресс-конференции было предъявлено небывалое количество претензий, и, в общем, по делу. Сказать, что «масочники» откровенно лажанулись, было бы чересчур, но внятно объяснить свои позиции они не сумели.

К примеру: все давно считали само собой разумеющимся, что в номинации «Новация» состязаются прежде всего режиссеры, авторы этих самых новационных театральных идей. В числе номинантов нет ни Виктора Рыжакова («Бытие №2»), ни Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской («Полифем»), ни Дмитрия Крымова («Недосказки») -- один Андрей Могучий. Почему? -- А все прочее -- продукт коллективного творчества. Что же касается «Полифема», нельзя не заметить: тут творчество особо коллективное. В спектакле театра «Тень» (см. «Время новостей» от 20 октября) всего две исполнительницы -- Правая и Левая нога Николая Цискаридзе.

К примеру: все давно считали само собой разумеющимся, что в актерских номинациях присутствуют только люди, играющие в номинированных спектаклях. Василий Бочкарев, спору нет, превосходно сыграл Прибыткова в «Последней жертве» Малого театра, но спектакля в афише нет, как же в списке оказался артист? -- А это исключительный случай. -- Пусть исключительный, но почему так безобразно сужен список актеров -- участников фестиваля? Почему не номинирован никто из «фоменок»? Где Авангард Леонтьев и Дмитрий Назаров -- Счастливцев и Несчастливцев в «Лесе»? Где, наконец, Наталья Тенякова, сыгравшая Гурмыжскую так, что крупный, настоящий успех актрисы засвидетельствовали самые отъявленные ее недоброжелатели?

Разумеется, в кулуарах сразу же поползло: злонамеренно устранена самая опасная из соперниц Алисы Бруновны Фрейндлих -- Розовой дамы. В театральном мире, увы, нет ничего невозможного, но все-таки думается, что этот ляп допущен не со зла, а сдуру. Год такой выдался: все идет наперекосяк.

Не хочется каркать, но похоже, что нас ожидает дюжинный фестиваль. И первая половина нынешнего сезона не дает оснований думать, что 13-я «Золотая маска» будет лучше 12-й.

;

Пресса