19 апреля 2006

Приправа вместо основного блюда

Екатерина Бирюкова | Известия

Оперная программа "ЗМ" в этом году была на редкость обширна: девять спектаклей из Москвы, Питера, Перми и Уфы. Провинция и небольшие столичные театры блистали в первую очередь жесткими режиссерскими концепциями с большим количеством полуголых женских тел и прочих смелостей.

Несмотря на присутствие в афише большого специалиста в этой области Дмитрия Бертмана с геликоновским спектаклем "Упавший с неба" (по "Повести о настоящем человеке" Прокофьева), главными выглядели "Травиата" из театра "Санкт-Петербург Опера" в постановке Юрия Александрова и пермская "Кармен" в постановке Георгия Исаакяна. Впрочем, все это оставило жюри совершенно равнодушным. Та же судьба постигла по-детски беспечную "Волшебную флейту" из Уфы, сделанную немецким режиссером Уве Шварцем и (что грустно) невероятно изящного пермского "Соловья" Стравинского, поставленного хореографом Татьяной Багановой и по этой причине выглядевшего скорее балетом, чем оперой.

По две постановки представили главные театры страны. Большой — "Мадам Баттерфляй" Пуччини, классический спектакль Боба Уилсона, адаптированный им для российской сцены, и "Детей Розенталя" Леонида Десятникова в постановке Эймунтаса Някрошюса. Обе работы тоже главных призов не получили. Ну Уилсону, положим, они не очень и нужны (номинирован был спектакль, но не режиссерская работа). А вот ради Десятникова жюри имело все основания воспользоваться (однако не воспользовалось) одним из своих спецпризов: вошло бы это награждении в историю — ведь по понятным причинам номинации "композитор" в масочном списке нет. Да и дирижерскую работу Ведерникова в этом спектакле не стыдно бы было поощрить. Но с дирижерами жюри проявило необычайную строгость — не награжден никто. А так как вовсе проигнорировать "Детей" было бы, видимо, неловко, то спецприз выдали на весь спектакль сразу с утешительной формулировкой "за инициативу в развитии современной российской оперы".

Подобный же спецприз с еще более фантастической формулировкой — "за музыкальное событие сезона 2004-2005" (ею жюри, если вдуматься, расписалось в собственной несостоятельности) — получили мариинские "Тристан и Изольда" Вагнера в постановке многолетнего "масочного" победителя Дмитрия Чернякова. Из четырех номинаций, по которым был выдвинут спектакль, одобрение жюри вызвала только Лариса Гоголевская, получившая "Маску" за тот подвиг, что она совершила на сцене в роли Изольды (мужчин, как и дирижеров, решили в этом году не награждать). Впрочем, Черняков за последние годы набрал такой вес в театральном мире, что ему уже впору выходить из "масочной" игры.

Главное же одобрение "Маски" в этом году получило "Путешествие в Реймс" Россини ("Лучший спектакль", "Лучшая работа режиссера") — милый молодежный капустник, сделанный силами Академии молодых певцов Мариинки и французского постановщика Алена Маратра. Это спектакль совсем другой весовой категории, чем "Тристан", и был привезен в качестве то ли нагрузки, то ли приправы к нему — иначе Гергиева, радеющего за свою молодежь, было не заманить в Москву. Таким образом, приправу приняли за основное блюдо, а два самых громких спектакля прошлого года — "Тристан" и "Дети Розенталя" — оказались стыдливо вынесены в последние, необязательные премиальные строчки. Такого казуса в истории оперной "Маски" еще не случалось.

;

Пресса