17 ноября 2011

Павел Ворожцов: Чехов мне ближе, чем Горький

Виктор Антонов | Linnaleht

В рамках фестиваля «Золотая маска в Эстонии» был показан спектакль МХТ им. А.П. Чехова по мотивам пьесы Максима Горького «Васса Железнова», в котором роль Пятеркина исполнил Павел Ворожцов.

Актер родился в Таллинне, и у него здесь осталось много друзей и знакомых. Во время интервью он периодически поворачивал голову и кому-то приветливо улыбался. Город-то у нас маленький.

- Я ведь 22 года здесь жил. Безвылазно. Так что друзей хватает. 12 лет отдал студии «Пиноккио», потом в студии Русского театра учился. У меня здесь мама, старший брат с семьей. Я сюда все-таки домой приезжаю. Мой дом – здесь, а моя семья – там, в Москве.

- Где живете в Москве?

- Снимаем квартиру. Мне театр дал место в общежитии, но у меня ведь дети. Моей родной дочери сейчас три с половиной годика. А еще у жены есть сын от первого брака. Мы все вместе живем. Моя жена – режиссер Алена Анохина. Она училась у Камы Гинкаса. Мы параллельно выпускались. В Москве вместе работали над дипломным спектаклем «Безымянная звезда». А потом Алена приехала ставить в Русском театре «Палату номер шесть». Там я сыграл Громова. И вот тогда у нас и начались личные отношения. Потом она еще ставила в тартуском театре «Ванемуйне» пьесу Виктории Никифоровой «Скрытые расходы».

- Какие ощущения испытываете, прибыв в Таллинн на правах гастролера?

- Тяжело. Я два года здесь вообще не был. Ответственность большая лежит. Ведь приехал домой. С тебя и спрос другой. Ты куда-то уехал-делся, а вот сейчас вернулся, московский франт. Ну, пойди, покажи что-нибудь эдакое. Как говорится, мама всегда правду скажет. Ну это я так, с иронией. А потом было тяжело, потому что «Васса Железнова» – физически трудный спектакль. Ведь мы как сели 3 ноября в поезд, так и поехали. Вначале Литва, потом Латвия, и вот до Эстонии добрались. Просто устаешь уже.

- А почему вы тут два года не были?

- Много работы было. Грех жаловаться, работы в театре хватает. И еще немножко в кино занят. В августе снимался в многосерийном фильме режиссера Карена Оганесяна «Зоннентау». Съемки проходили в Минске. В главной роли – Александр Домогаров. Фантастически-исторический сюжет. Это и про наше время, и про Вторую мировую войну. Я и мой однокурсник Максим Матвеев играем двух друзей, которые попали в плен. Оганесян, если вы помните, снял такие фильмы, как «Я остаюсь», где свою последнюю роль сыграл Андрей Краско, «Домовой» с Чулпан Хаматовой и Константином Хабенским и «Пять невест».

- Следите за судьбой Русского театра?

- Да, потому что некоторые мои друзья продолжают там работать. Некоторые работали до недавнего времени (мимикой делает упор на этой фразе). Мы общаемся через Интернет. Сложно комментировать. Ситуация действительно грустная. Раньше, когда я еще тут служил, то думал, что все плохо и будет лучше. А оказывается, что становится только хуже и хуже. Как в сказке. Чем дальше, тем страшнее. Думаю, после этих слов мне начнут резко возражать. Типа, конечно, он уехал, сидит там в МХТ, ему хорошо и легко рассуждать. Но все-таки выскажусь. По-моему, здесь в театре занимаются всем чем угодно, кроме того, чем надо. Абсолютно нездоровая атмосфера. Вроде тут всего один профессиональный русский театр. Надо эту песочную горочку беречь. Может, это и есть загадка русской души? Постоянно надо друг с другом грызться. Эх, хорошо как! Тьфу! Безобразие!

- В какой-то мере об этом говорится и в «Вассе Железновой».

- Да. У Горького это ярко описано. Разложение, саморазрушение.

- Ваше отношение к Горькому?

- Стыдно признаться, но я не большой знаток Горького. Чехов мне все-таки ближе. В работе с Горьким сталкивался только в «Вассе». Еще я читал переписку Чехова с Горьким. Понравилось, как Антон Павлович дает советы начинающему писателю. За точность цитаты не ручаюсь. Но в таком духе. Не надо писать, что черное небо загремело и океан вылился на землю, просто напишите – шел дождь. Так оно изящней. Но по хорошему счету, у Горького есть такое мясо драматургии. Он очень человечный.

- Как работается с такой актрисой, как Марина Голуб?

- Это не первая наша совместная работа. Я познакомился с ней на «Гамлете» Юрия Бутусова. Меня ввели на роль Лаэрта, а Голуб играет Гертруду. При этом, когда стали общаться, возникло ощущение, что мы очень давно знакомы. Сразу нашли общую волну. Она большой профессионал, у нее колоссальный опыт работы. Голуб очень круто умеет держать зал.

- «Девчат» смотрите?

- Нет. Как-то мельком видел. Такая копия «Прожекторперисхилтон». Четырех мальчиков заменили девчатами. Вообще редко получается телевизор смотреть. «Девчата» – это точно не мой формат.

- А что ваш формат?

- Канал «Культура». Фильмы люблю смотреть, но тут на помощь приходят ДВД-диски. С дочкой смотрю мультики. Свободного времени, конечно, мало, но если оно есть, то я сразу домой. Мне там хорошо! Клубы – это не мое. По молодости в Таллинне находился, нагулялся. Все. Остепенился.

- Когда-то вы учились на журналиста. Удалось поработать по этой специальности?

- Я работал до того, когда еще поступил в университет. В 12 лет я один сезон вел молодежную передачу на ЭТВ «Видимое невидение». Мы вели ее на пару с Олей Гоголевой, которая была тоже из студии «Пиноккио». Помню, я тогда стеснялся. Специально плохо вел передачу, чтобы меня сняли с нее (улыбается). В итоге я добился своего. Потом работал на «Радио 4» с Андреем Танцыревым. Уже в годы учебы на том же радио проходил практику. Статей никуда не писал. - Часто в Москве у вас берут интервью?

- Бывает иногда. Последний раз – месяца два назад. Мне недавно дали премию от газеты «МК». В номинации «Полумэтры» за лучшую роль второго плана – Треплева в «Чайке», которая была поставлена в театре под руководством Олега Табакова. Когда вернусь в Москву, то должен ее получить.



оригинальный адрес статьи

Пресса