30 марта 2012

Спектакли Кристиана Люпы показывают в Москве

Анна Банасюкевич | РИА Новости

Спектакли известного польского режиссера Кристиана Люпы показывают в Москве на "Золотой Маске" с 30 марта по 1 апреля на сцене Театра П.Фоменко.

На этот раз мэтр европейского театра привез в Москву два своих спектакля - "Персона. Мэрилин" и "Персона. Тело Симоны". Первый спектакль уже привозили в прошлом году на программу "Польский театр в Москве" в рамках "Золотой Маски". Второй, по словам режиссера, впервые выехал за пределы страны, до этого принимая участие только в польских фестивалях.

Оба спектакля - части знаменитой трилогии Кристиана Люпы. Первую - спектакль про Энди Уорхолла - в Москве не видели. У трилогии Люпы непростая судьба - первоначально ее структура должна была быть другой.

"Третьей частью трилогии должен был стать спектакль о Георгии Гурджиеве, но он не состоялся по двум причинам. После того, как появились первые две части, оказалось, что тема себя исчерпала, и третья могла быть только демистификацией. А кроме того, мы поняли, что трилогия уже состоялась, так как еще раньше мы сделали спектакль "Фабрика-2" про Энди Уорхола. Одним словом, Энди Уорхол вытеснил Гурджиева", - рассказал Кристиан Люпа.

Сюжеты спектаклей Люпы трудно пересказывать: созданные методом актерской импровизации, они отталкиваются от какой-либо ситуации, от биографической детали исследуемого персонажа. В случае с Мэрилин Монро, таким предлагаемым обстоятельством стало ее исчезновение со съемочной площадки на несколько дней, а также нереализованная мечта.

"Главное, что связывает этих персонажей - Мэрилин Монро и Симону Вайль, это стремление к трансгрессии, желание выйти за пределы своей личности. Монро чувствовала себя счастливой только тогда, когда играла других персонажей. Она ведь и сама в какой-то степени персонаж: Мэрилин Монро - это не Норма Джин, кем она была по рождению. Ее идеей фикс было сыграть Грушеньку в "Братьях Карамазовых". Эта мечта не исполнилась, но определяющим фактором личности является как раз то, что не состоялось, не удалось. То, что получилось, можно отбросить. А то, что не реализовалось, руководит тобой по жизни, ведет куда-то", - считает режиссер.

Если Мэрилин Монро знают все, то о Симоне Вайль - философе, прошедшем путь от марксизма до религиозных идей, известно меньше. По мнению режиссера, ее поиски и служение какой-то идеи тоже говорят о стремлении выйти за пределы своей личности.

"Еще до своего религиозно-мистического переворота, она мечтала отдать себя целиком какой-то идее. Сначала это была политическая идея, а потом идея Бога. Можно сказать, что она хотела отдать свою личность чему-то лучшему", - рассказал режиссер.

В качестве точки опоры в спектакле про Симону Вайль была выбрана ситуация, частично позаимствованная у Ингмара Бергмана из фильма "Персона".

"Мы взяли от Бергмана героиню, актрису Фоглер, которая по сюжету внезапно замолкает во время спектакля. Мы придумали, что спустя тридцать лет к ней обращается молодой режиссер с предложением поработать над текстом Симоны Вайль. Этот текст - что-то вроде записи ее сна, в котором некий мужчина ведет ее на крышу, где они переживают некое чувство единения, и все заканчивается трагически. Режиссер предлагает актрисе сделать импровизацию на основе этого текста, понять, что там произошло. Тут тонкая грань между импровизацией актера и спиритическим сеансом", - делится режиссер.

В трилогии очень многое зависит от актера - от его работы с материалом, от его понимания своего персонажа. Спектакль выстроенный на импровизациях, - это всегда живой организм.

"Спектакли постоянно меняются, потому что, когда они замыкаются на себе, когда актеры фиксируют жесты и интонации, - это смерть. Но это не значит, что мы представляем себе, в какую сторону спектакль будет развиваться. Он дрейфует сам, и это для нас, порою, полная неожиданность", - утверждает Люпа.

Для самого режиссера, обращение к знаковым фигурам двадцатого века - способ узнать что-то новое о мире. "Нам было интересно разобраться в этих персонажах, но одновременно через них открыть что-то новое про мир. Мы хотели посмотреть на жизнь их глазами, сфотографировать мир изнутри этих персонажей. По мере того, как я работал над этими спектаклями, я узнавал что-то новое про Мэрилин Монро, про Симону Вайль. Создание спектакля - это путь, мы все время открывали для себя заново этих персонажей, появлялись все новые тропы. Как будто путешествуешь по какому-то лесу", - рассказал Люпа.

Сам Кристиан Люпа, работающий на разных площадках мира, занят новым проектом - параллельно придумывает два спектакля, по-разному трактующих одно и то же произведение.

"Я во второй уже раз приступаю к произведению Альфреда Кубина, который, будучи на грани психического заболевания написал книгу. Тема книги - приглашение главного героя в искусственно созданное государство, где царит логика сна. Логика сна будто ускоряет то, что в нашей жизни происходит замедленно и незаметно. В финале случается катастрофа - государство разваливается, но главный герой обретает спасение. Одновременно мы делаем два спектакля - один в Варшаве, другой - в Кракове. Эти два спектакля смотрят на книгу с крайних точек зрения, атакуют друга, каждый из них говорит что-то противоположное другому", - поделился своими планами Кристиан Люпа.

Кристиан Люпа - польский театральный режиссер, педагог, автор книги "Утопия и ее обитатели". В 1977 году окончил Высшую театральную школы в Кракове, с 1978 работал в Театре им. Ц. Норвида в Еленей-Гуре, где ставил произведения Выспянского, Пшибышевского, Ведекинда, Леонида Андреева, Виткевича, Гомбровича. С 80-х годов активно работает в Старом театре Кракова, среди известных постановок: "Братья Карамазовы" Ф.Достоевского (1990), "Этюды из "Человека без свойств" по роману Р.Музиля (1990), "Мальте" Р.- М. Рильке (1991), "Калькверк" Т. Бернхарда (1992). Кристиан Люпа не только ведущий режиссер Польши, но и педагог. Среди учеников Люпы, тех, кто испытал его влияние на свое творчество - знаменитые режиссеры Кшиштоф Варликовский, Гжегож Яжина, Ян Клята.



оригинальный адрес статьи

Пресса