Пресса

29 марта 2012

Их нравы

Майя Крылова | Газета «РБК daily»

Четыре современных балета иностранных хореографов (все в один вечер) покажет в Москве Пермский театр оперы и балета. 31 марта труппа выступит на Новой сцене Большого театра. Там же 2 апреля свое мастерство покажет Татарский театр оперы и балета. В Казани замахнулись на шедевр итальянского бельканто — оперу Доницетти «Лючия ди Ламмермур». В главной партии выступит звезда мировой оперы Альбина Шагимуратова.

Балет Пермского театра считается одним из самых сильных в России, причем не только по исполнительскому составу, но и по названиям в афише. На этот раз театр бросил все силы на освоение современной европейской хорео­графии в ее малых формах. В Пермь пригласили трех хорео­графов, которые сделали четыре одноактных неоклассических балета.

Вечер получил название «Видеть музыку»: во всех балетах постановщики не гнались за сюжетом, но проникали в структуру и настроение звуков. В балете Uneven на тревожно-минималистскую музыку Ланга положены «рваные» дискретные танцы — так придумал хореограф Гаэтано Сото. В его же миниатюре «Рутина» семейная пара с утра пораньше выясняет отношения в связи с потерей... носков. Как ни странно, но героям в этом хорошо помогает музыка Баха. В балете Souvenir, поставленном Дагласом Ли на музыку Гевина Брайерса, неторопливо кружатся загадочные эльфы, участвующие в некоем до конца не проясненном обряде. А «Размышления на тему насилия», в которых хореограф Лука Веджетти разбирается с говорящим заглавием балета, похожи на музыку Паоло Араллы: спектакль такой же темный и эмоционально обволакивающий, как звуки из оркестровой ямы. Каждый опус идет по 20—25 мин, но сил у артистов берет, как большой спектакль. Здесь солист не может, как в классике, скрыться со сцены и отдохнуть за кулисами, пока кордебалет отрабатывает перестроения: участники камерных опусов все время на виду. И если не знать, что балет приехал с Урала, вы об этом не догадаетесь: пермская труппа исполняет замысловатые танцы со спокойной уверенностью в своих возможностях.

Команда, создавшая казанскую «Лючию ди Ламмермур», старалась не отстать от времени. Действие старинной шотландской истории, взятой из романа Вальтера Скотта, перенесено в наши дни. Вместо замков — офисы корпораций, на месте парков и гробниц предков — спортивный бар с трансляциями футбола, а взамен феодальных усобиц — борьба коммерческих и (или) политических интересов. Режиссер Михаил Панджавидзе поставил спектакль на неуловимой грани между серьезностью и пародией. Получился душераздирающий триллер с байкерами, чуть преувеличенными страстями и тремя трупами в финале.

Труппа казанского театра мужественно ищет себя в лабиринтах бельканто и дебрях итальянского языка: старинную оперу здесь поют на языке оригинала. Но идти на московский показ прежде всего стоит ради Альбины Шагимуратовой в партии Лючии. Мировая оперная звезда, поющая на Зальцбургском и Глайнборгском фестивалях, в Метрополитен-опере, выигравшая вокальный конкурс им. Чайковского и не так давно спевшая Людмилу в премьере «Руслана и Людмилы» в Большом театре, не забывает родную Казань, где когда-то начинала карьеру. Роскошное сопрано Шагимуратовой (такой голос называют серебристым) легко справляется с трудностями голосоведения, умножая и без того многочисленные красоты музыки. А трагическая ария безумной героини, где певица виртуозно состязается с флейтой, всегда идет на ура.



оригинальный адрес статьи