16 апреля 2007

Московский Моцарт и петербургский Бриттен

Сергей Ходнев | Коммерсант

Оперные итоги "Маски" в этот раз подкупают своей последовательностью – банк сорвали два действительно сильных, причем сильных неожиданно, спектакля. Комментирует СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.

Максимум лавров достался постановке "Cosi fan tutte" Моцарта в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, и так казавшейся среди московских спектаклей безусловным фаворитом: работа получила "Золотые маски" в номинациях "Лучший дирижер в опере" (Вольф Горелик), "Лучший художник в опере" (Владимир Арефьев) и "Лучший режиссер в опере" (Александр Титель). Однако самая заветная из премий – "Лучший спектакль в опере" – все-таки была присуждена Мариинскому театру за "Поворот винта" Бриттена в постановке Дэвида Маквикара.

Большой театр, выступавший в премиальной гонке наравне с Мариинским (два спектакля-номинанта, "Волшебная флейта" и "Война и мир"), жюри обошло, точнее говоря, почти обошло, потому что в номинации "Лучшая мужская роль в опере" "Маску" присудили австрийцу Флориану Бешу за действительно превосходно исполненную партию Папагено в "Волшебной флейте". Но это, во-первых, выглядело скорее утешительным призом, а во-вторых, рисовало картину отечественных мужских голосов не самыми радужными красками. Последнее едва ли открытие, однако тогда все-таки не очень понятно, отчего при такой строгости жюри выбрало в номинации "Лучшая женская роль" не, скажем, Ирину Васильеву (Гувернантка в "Повороте винта") или Екатерину Щербаченко (Наташа в "Войне и мире"), а Татьяну Печникову, певшую Норму в одноименном спектакле "Новой оперы": ее лидерство на фоне остальных номинанток совсем уж однозначным не выглядело, и тут можно разве что апеллировать к впечатлению жюри от конкретного спектакля.

Сама "Норма", даром что была громким событием (в конце концов, это постановка актуальных европейских знаменитостей, Йосси Вилера и Серджио Морабито, арендованная у Штутгартской оперы), больше ничего не получила. Совсем проигнорированными остались все четыре провинциальных спектакля, выдвинутых в этот раз на соискание "Маски", несмотря на то что жюри при случае бывает радо поддержать хоть какое-то приемлемое качество оперной режиссуры в регионах. Если только не считать спецприза жюри, отданного тенору Максиму Аксенову (спевшему Германа в челябинской "Пиковой даме") со странной формулировкой "За удачный дебют в партии",– видимо, опять утешительный приз.

В отличие от ситуации с операми, которых в списке номинантов было много, в номинациях по мюзиклу и оперетте было пустовато, что обеспечивало состязанию и соответствующий уровень драматизма. Из трех спектаклей-конкурсантов один – "Москва, Черемушки" Шостаковича в постановке все того же Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко – не получил вовсе ничего (театр все равно внакладе не остался), ну а из оставшихся больше всего повезло мюзиклу "Figaro", интересной работе режиссера Дмитрия Белова в екатеринбургском Театре музыкальной комедии: спектакль снискал "Маски" в номинациях "Лучшая женская роль в мюзикле" (Елена Костюкова, певшая Керубино) и "Лучший спектакль в оперетте/мюзикле". Создателем лучшей мужской роли был признан Александр Бабенко (Маугли в одноименном мюзикле театра "Московская оперетта"). Впрочем, премия в номинации "Лучший режиссер в оперетте/мюзикле" так никому и не досталась.



оригинальный адрес статьи

Пресса