16 апреля 2007

Магия чисел

Ольга Егошина, Ольга Романцова | Новые известия

В субботу в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко в 13-й раз вручали национальную премию «Золотая маска». Для вручения фестивальных наград в Москву приехали самые именитые театральные деятели мира. Не дождались только заболевшего Мартина Вуттке.

Можно не обращать внимания на черных кошек или рассыпанную соль, но магия числа 13 явно существует. 13-я «Золотая маска», увы, не избежала общей участи. Прошедший сезон был исключительно сильным, в номинациях сошлись более чем достойные фамилии и имена. И жюри внушало уважение. А вручать призы были приглашены именитые зарубежные гости: великий Арлекин Феруччо Солери, хореограф Джон Ноймайер, человек-театр Резо Габриадзе, режиссеры Деклан Доннеллан и Кристиан Люпа. Шла церемония под звуки оркестра под управлением Валерия Гергиева. Словом, все было придумано, чтобы состоялся праздник. Но праздника не получилось.

Председатели музыкального и драматического жюри в своих речах практически извинялись за получившийся расклад лауреатов. Как сказал Адольф Шапиро, «мы не сумели выстроить вертикаль, и наши решения оказались неожиданностью для нас самих». Увы, извиняться жюри есть за что. Более шокирующих решений, пожалуй, в истории «Маски» еще не было. Четыре «Золотые маски» получил Сергей Женовач. Приз за лучшую режиссуру, за лучший спектакль в малой форме («Захудалый род»), за лучший спектакль большой формы («Мнимый больной»). Кроме того, спецприз жюри получила исполнительница главной роли в «Захудалом роде» Мария Шашлова.

В «масочных» наградах часто ищут политику или интриги, конъюнктуру или чью-то злую волю. В этом году в решении жюри не было ни первого, ни второго, ни третьего. Но, как выясняется, глупость – худший из видов политики. Милый спектакль «Мнимый больной» (чьей горячей поклонницей я являюсь) соотносится со стоящим в той же номинации «Королем Лиром» Льва Додина примерно так же, как непритязательный фарс Мольера с космической шекспировской трагедией. Назвать Женовача лучшим режиссером в том списке номинантов, который представлен в этом фестивальном наборе, – бестактность, бросающая тень не на Женовача, но на жюри.

Когда-то омскому спектаклю «Женщина в песках» дали три «Золотые маски», и режиссер Владимир Петров до сих считает это самым черным днем в своей жизни. Потом две награды за «Потерянные в звездах» получил Григорий Дитятковский, и с тех пор в «Маске» не участвует никогда. Его тогда тоже признали режиссером «лучшим», чем Петр Фоменко и Лев Додин. И лет на семь поломали судьбу одного из самых одаренных людей в режиссерской профессии. Крайне вредно, как уверяет Фея в «Золушке», не похвалить того, кто этого достоин. Не менее вредно хвалить не по заслугам.

«Я болела совсем за другую актрису!» – вздохнула Маша Миронова, получая приз «за лучшую женскую роль». И она была абсолютно права. В беспомощном спектакле «Федра. Золотой колос» молодая актриса демонстрирует разве что профпригодность. И в этом смысле спецприз Марии Шашловой куда более осмыслен и весом.

Свою первую «Маску» – приз за лучшую мужскую роль получил Евгений Миронов, сыгравший Иудушку Головлева. Спецприз жюри отдало Петру Семаку, сыгравшему короля Лира. Обоих актеров называют лучшими в сегодняшней России. Но если исполнение Порфирия Головлева трудно отнести к достижениям Евгения Миронова, то Лир–Семак – действительно роль, вошедшая в историю театра.

Приз за лучшую сценографию получил посмертно Давид Боровский. И здесь решение жюри не комментируется. Зал встал, почтив память великого сценографа и одного из самых светлых людей нашего театра. В номинации «Новация» победил спектакль «Кетцаль» Антона Адасинского. А приз критики получил спектакль малой формы «Семеро повешенных», поставленный Миндаугасом Карбаускисом в «Табакерке».

В оперных и балетных номинациях соревновались между собой только столичные постановки, и здесь жюри постаралось раздать всем сестрам по серьгам. Лучшей оперой признан «Поворот винта» из Мариинки – похожий одновременно на голливудский ужастик и готическую графику. Лучшим режиссером стал Александр Титель, выпустивший на Малой сцене театра имени Станиславского и Немировича-Данченко камерную версию оперы Моцарта «Так поступают все», в которой зрители максимально приближены к героям и порой чувствуют себя участниками событий. А дирижер Вольф Горелик, который в этом спектакле вместе с оркестром сидит на антресолях над головами зрителей, выиграл в конкурсе дирижеров. Татьяна Печникова (Норма из «Нормы» «Новой оперы») и Флориан Беш (Папагено из «Волшебной флейты» Большого театра) победили в номинациях лучшая мужская и женская роли соответственно.

Спектакли, показанные в номинации «Современный танец», выглядели в этом году откровенно провальными. Эксперты отобрали постановки малоизвестных провинциальных хореографов, чьи робкие достоинства на столичной сцене превратились в недостатки. В итоге приза за лучший спектакль современного танца решили не присуждать. С лучшим балетом тоже вышла неувязка. «Золушка» – победитель этой номинации – получила приз за свои музыкальные достоинства, что вполне объяснимо: за дирижерским пультом стоял Теодор Курентзис. Но балет – не опера. Даже совершенное музыкальное исполнение не может компенсировать вялой и невыразительной хореографии. Остальные премии поделили между собой Большой театр и Мариинка. Алексей Ратманский стал лучшим хореографом (балет «Игрок»), «маски» за лучшие женскую и мужскую роли увезли в Петербург Андрей Иванов и Евгения Образцова из Мариинки.

В финале церемонии, страшно растянувшейся во времени, были выданы самые статусные «маски» – «За честь и достоинство». В этом году лауреатами стали легендарная балерина Марина Семенова и великолепный актер Владимир Гуляев.



оригинальный адрес статьи

Пресса