16 апреля 2007

Во всех отношениях тринадцатый

Глеб Ситковский, Ярослав Седов, Ольга Романцова | Газета

В субботу на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко закрылся XIII фестиваль «Золотая маска». Церемония вручения наград оказалась вполне благочинной, но унылой и очень длинной: почти четыре часа без антракта понадобилось для того, чтобы «Маски» наконец разлетелись по своим адресам.

Где же Львиная доля?

Театральные люди - народ суеверный, и неудачу нынешнего фестиваля «Золотая маска» они наверняка спишут на роковое число 13. Тринадцатый фестиваль запомнится всем не только заключительной церемонией, навевающей неудержимую зевоту, но и рядом несправедливых решений жюри и экспертного совета, порядком исказивших объективную картину прошлого театрального сезона.

Львиная доля премий в области драматического театра в этом году досталась очень хорошему московскому режиссеру Сергею Женовачу. Во-первых, он победил своих коллег в режиссерской номинации. Во-вторых, его «Мнимый больной» в Малом театре назван лучшим спектаклем большой формы. В-третьих, его «Захудалый род», созданный в сотворчестве с молодыми студийцами, стал лучшим спектаклем малой формы. В-четвертых, актриса Мария Шашлова из Студии театрального искусства получила специальный приз жюри с формулировкой «за тонкость и глубину исполнения роли Варвары Никаноровны Протозановой в спектакле «Захудалый род».

В связи с таким обилием «Золотых масок», свалившихся в этом году на Женовача, не может не возникнуть вопрос: действительно ли так хороши спектакли «Захудалый род» и «Мнимый больной»? Ответ последует немедленно: да, действительно хороши. Так справедливо ли поступило жюри во главе с Адольфом Шапиро, отдав все «Золотые маски» в одни руки? Нет, несправедливо.

Для непредубежденного наблюдателя подобный расклад означает лишь одно: Сергей Женовач был в прошлом сезоне безусловным лидером, оказавшимся вне конкуренции со стороны своих коллег. Но это чистой воды неправда. Прошлый театральный сезон был на удивление сильным, и конкуренция шла довольно жесткая почти во всех номинациях. Мольеровский «Мнимый больной», несмотря на все свое обаяние, должен был по справедливости уступить первенство одному из самых мощных спектаклей Льва Додина - «Королю Лиру» в санкт-петербургском Малом драматическом театре. Тем не менее додинской постановке не досталось вообще ни одной награды, кроме утешительного спецприза Петру Семаку, исполнителю роли короля Лира, и такое решение жюри способно вызвать лишь недоуменное пожимание плечами.

Среди спектаклей, поставленных на малых сценах, «Захудалый род» на равных конкурировал с постановкой Миндаугаса Карбаускиса «Рассказ о семи повешенных» в театре Олега Табакова. Победить мог и тот и другой - оба они примерно в одну силу. Но Карбаускис в этом году получил за свой спектакль лишь приз театральных критиков.

В номинации «Новация» выиграть могли сразу три довольно сильные работы, но выиграл «Кетцаль» Антона Адасинского (театр «Дерево»). Приз зрительских симпатий достался ленкомовской постановке «Пролетая над гнездом кукушки" ("Затмение"), где главную роль сыграл Александр Абдулов.

И Александр Абдулов, и Петр Семак (Лир), и Алексей Девотченко (Шут в додинском «Короле Лире»), и Василий Бочкарев (Арган в «Мнимом больном») с равным правом могли претендовать на «Золотую маску» за лучшую мужскую роль сезона. Но приз достался Евгению Миронову - отличному русскому актеру, в биографии которого, по правде говоря, есть роли и получше, чем Иудушка во мхатовских «Господах Головлевых».

«Золотая маска» за лучшую женскую роль - у Марии Мироновой (Федра в спектакле Андрия Жолдака «Федра. Золотой колос»), и это было худшее решение из тех, что могло принять жюри. И Алла Покровская в «Господах Головлевых», и Степанида Борисова в якутском спектакле «Дом Бернарды Альбы», и Мария Шашлова в «Захудалом роде» могли с большим основанием претендовать на награду. Мария Миронова - актриса талантливая, но спектакль Жолдака был дружно разруган абсолютно во всех рецензиях, и совершенно непонятно, по какому праву эта откровенно провальная работа вообще оказалась в афише «Золотой маски».

Премию за лучшую работу художника в драматическом театре жюри отдало покойному Давиду Боровскому, придумавшему сценографию к спектаклям «Король Лир» и «Затмение». Услышав имя великого театрального художника, ушедшего от нас в прошлом году, зал молча поднялся.

Лучшим российским певцом оказался австриец

В опере, балете и мюзикле на сей раз особой конкуренции не было. Практически каждому из заметных соискателей нашлась «Маска» в той или иной номинации.

Лучшей оперной постановкой жюри сочло "Поворот винта" Бенджамина Бриттена в Мариинском театре: эту сложную сюрреалистическую оперу в России прежде не ставили. Казалось бы, ее постановщик, британский режиссер Дэвид Маквикар и должен быть награжден в номинации «Лучший режиссер в опере». Но со дня основания «Маска» смешит наблюдателей: то ли для увеличения поголовья лауреатов, то ли для загрузки мощностей, штампующих саму сувенирную маску, выбирая для этой номинации отдельного кандидата. На сей раз курьез в том, что за лучшую режиссуру в опере награжден Александр Титель за постановку "Так поступают все женщины" в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Его режиссерская работа заключается лишь в переодевании персонажей комедии XVIII века в современные костюмы. За оформление этого спектакля награжден «Маской» и художник Владимир Арефьев.

Балет тоже не обойден подобным смешным разграничением. Лучшим спектаклем назвали прокофьевскую "Золушку" Новосибирского театра оперы и балета. Танцовщик Мариинского театра Кирилл Симонов, выступивший ее балетмейстером-постановщиком, перенес сказочный сюжет в обстановку сегодняшних мыльных телесериалов. Выстроить внятное действо он не сумел, так что кондиции «Золушки» как спектакля невелики. Но вот хореографию (пусть вторичную и среднюю) Симонов все-таки предъявил, так что логично было бы назвать его лучшим хореографом. Но нет, таковым объявлен Алексей Ратманский за «Игру в карты» Стравинского - бессюжетный набор движений и комбинаций, уместный как предмет художественной оценки не более, чем любой тренировочный экзерсис.

За лучшую мужскую роль в опере награжден австрийский певец Флориан Беш: в "Волшебной флейте" Большого театра, где он мастерски поет и изображает Папагено. За лучшую женскую роль «Маски» удостоена Татьяна Печникова, старательно, но малоинтересно поющая партию Нормы в одноименном спектакле театра "Новая опера".

За лучшую мужскую роль в балете "Шинель" Мариинского театра "Золотую маску" получил Андрей Иванов - фантасмагоричный Акакий Акакиевич. Виртуозная Евгения Образцова, исполнившая заглавную партию в балете "Ундина" Мариинского театра, стала обладательницей премии за лучшую женскую роль в балете. А за лучшую мужскую роль в мюзикле награжден энергичный, атлетичный, как Тарзан, и выразительный, как драматический актер, Александр Бабенко, артист театра "Московская оперетта", главный герой спектакля "Маугли".

Робин-Бобин сменил Машу

Самым уязвимым пунктом кукольной программы «Золотой маски» всегда оставались спектакли для малышей. Из года в год в столицу привозили вариации на тему сказок о Маше и медведе. На этот раз в конце туннеля забрезжил свет: Машу сменил обжора Робин-Бобин, герой одноименного спектакля театра «Кукольный формат» (Санкт-Петербург). Авторы талантливо составили его композицию, объединив стихотворения «Дом, который построил Джек», «Погода была ужасная, принцесса была прекрасная» и другие дразнилки, считалки и стишки русских и английских поэтов. Игрушечный домик, сыгравший роль дома, построенного Джеком, на глазах вырастал, превращаясь в небоскреб. А обжора Робин-Бобин (кукла в несколько раз крупнее остальных героев спектакля) в конце каждого эпизода заглатывал его участников. Выглядело это совсем не страшно. Робин не пугал маленьких зрителей, а скорее старался раздразнить их аппетит. В финале кукольник вытащил всех съеденных из необъятного живота обжоры живыми и невредимыми. Порадовавшись за малышей, жюри присудило «Робину» приз за лучший спектакль. А Анна Викторова, придумавшая его обаятельных героев, победила в номинации "Лучший художник кукольного театра".

Эти «домашние радости» не смогли заслонить основной проблемы. Во всех спектаклях, сыгранных в конкурсе «Маски», куклы потеряли самостоятельность. В «Золоченых лбах» (Театр кукол Республики Карелия, Петрозаводск) и «Вии» (Большой театр кукол, Санкт-Петербург) люди стали полноправными участниками представления, а порой и оттесняли кукол на второй план. Казалось, что им хочется перебраться в какую-то другую номинацию, например в "Драматический театр", что явно противоречит законам выбранного ими жанра.

Метафизические поиски режиссера Руслана Кудашова, поставившего для взрослых спектакль «Вий», жюри не вдохновили, поэтому оно решило не присуждать премию за лучшую режиссуру. Номинацию "Работа актера" выиграла Любовь Бирюкова («Золоченые лбы»).



оригинальный адрес статьи

Пресса