25 февраля 2013

Моцарт с Урала

Лидия Ночнева | Журнал «Итоги»

Пермский театр оперы и балета не первый раз конкурирует со столичными и, хотя их возможности несравнимы, умудряется делать громкие спектакли. За последние сезоны их качество резко взлетело: генеральный менеджер театра русскоговорящий британец Марк де Мони нашел понимание у местной администрации, обеспечил театру адекватный бюджет и рассказал о полученных 240 миллионах рублей открыто и без дрожи. А художественный руководитель театра Теодор Курентзис получил возможность работать без оглядки на завистников и просто врагов. Показанная на «Золотой маске» опера Cosi fan tutte прекрасна сама по себе, это спектакль из серии «не надо измышлений, все гармоничное придумано давно». Костюмы адекватны эпохе, сценография — сплошной бельведер, прощания женихов сделаны с помощью милых сердцу старых театральных приемов. Фокус в том, что обычно от этих приемов хочется бежать в буфет или менять профессию, а здесь — жить да радоваться.

Не для столицы, а еще для премьеры в Перми были приглашены первоклассные солисты во главе с блистательной Фьордилиджи — Симоной Кермес, колоратурным сопрано и «сумасшедшей королевой барокко», от sforzando которой зал просто подпрыгнул. Но на национальную российскую премию номинировалась не она, а лукавая Анна Касьян в партии Деспины, живущая во Франции русскоязычная певица, которая поразила полным слиянием с ролью. Впрочем, не в первый раз Курентзис, собрав солистов со всего мира, доводит до ума отличный ансамбль: вокалисты и поют, и слышат коллег, и отлично чувствуют друг друга на сцене. Ведомый им оркестр упоительно красив и точен — все разговоры о «скудном звуке» аутентичных инструментов моцартовской поры оставим на совести их авторов.

Если с Моцартом все сразу понятно, то второй спектакль пермяков нуждается в комментариях. Налицо фестивальный проект, призванный апгрейдить возможности театра и — теперь уже — разнообразить меню «Золотой маски». Одноактная опера Паскаля Дюсапена по пьесе Хайнера Мюллера Medeamaterial представляет собой завораживающий парафраз античного сюжета, современной музыке вторит веселенькая сценография с траурными венками и гламурными плакальщицами. Бодибилдер Язон и артисты балета в курчавых париках жителей Колхиды становятся безмолвным хором для Медеи — Надежды Кучер, похожей на богиню плодородия. Попранный долг, истовость, зацикленность на чувстве — все преследующие Медею кошмары обрушиваются на зал.

После спектакля пролистала брошюру с либретто и нашла, что помощницу художественного руководителя театра Теодора Курентзиса зовут Медея Яссониди. По-моему, это прекрасно.



оригинальный адрес статьи

Пресса