1 марта 2013

Новое как предчувствие

Кристина Матвиенко | Интернет-портал Lenta.ru

В следующем году «Золотая маска» празднует 20-летие. Но и без юбилея ясно, что летопись российского театра с его взлетами и падениями, мэтрами и дебютантами, потерями и открытиями, зафиксирована в списках номинантов первой и главной российской профессиональной премии. Впрочем, «Маска» примечательна тем, что всегда занималась не только конкурсом на спорное звание «лучшего», но и собственно процессом: здесь гастроли, образовательные программы, «десанты» европейских ньюсмейкеров и внеконкурсный проект «Новая пьеса». Для переполненной же событиями Москвы спектакли «Маски» — возможность незамутненным взглядом увидеть срез российской театральной жизни.

Началась «Маска» еще в феврале гастролями оперы и балета, но драма стартует именно сейчас, 3 марта. Спектаклями Михаила Угарова «Маскарад Маскарад» (Центр драматургии и режиссуры) и Константина Богомолова «Ставангер. Pulp people» (Лиепайский театр драмы) открывается «Новая пьеса», третий год как существующая в рамках «Золотой Маски» вместо закрытой «Новой драмы». Фокус нынешней «Новой пьесы» — в так называемых социальных проектах, год назад запущенных в шести российских независимых театрах. Два можно увидеть сейчас: это бессловесные «Люди», сделанные костромским «Диалог Данс» после тесного знакомства с глухонемыми, и «Пока ты здесь» Liquid Theatre про пациентов центра реабилитации наркозависимых. Оба спектакля — движенческие и почти без текста, оба показывают, как тонка грань между «нами» и «ими», оба глубоко гуманистичны, потому что про существование «других» ты, как правило, догадываешься, но предпочитаешь не думать.

Социальным является и документальный спектакль красноярского ТЮЗа «Подросток с правого берега», который триумфатор прошлогодней «Маски» Роман Феодори сделал по интервью с обитателями самого брутального района Красноярска — отвязными и агрессивными парнями, пугающими тихих пенсионеров. Феодори еще и мастер формы — вот и в его «Подростке» зрителя катают на поворотном круге, показывая «моментальные снимки» из жизни «правобережных» юношей и девушек.

Со своим историческим прошлым разбираются два молодых артиста из латышских «Легионеров» (рижский Театр на улице Гертрудес): один финн, другой латыш, и оба не могут понять, хорошо или плохо поступило шведское правительство, в 1946 году выдав СССР балтийских легионеров, а в начале 2000-х извинившись за свою ошибку.

Чувство вины за ошибки прошлого не покидает поляков из «Нашего класса» Тадеуша Слободзяника (варшавский Театр на Воли), которые в самом начале войны сожгли в деревне Едвабне своих же односельчан и бывших одноклассников. Проходят годы, выжившие в той мясорубке и их потомки стареют, но так и не могут понять, как это могло случиться с ними — хорошими, в общем, людьми. Парадокс, но смириться с тяжким содержанием «Нашего класса» помогает сюжет — мелодраматический и состоящий из «приключений в письмах».

Российская часть «Новой пьесы» представлена немногочисленными, но стоящими того работами молодых режиссеров — питерскими «Кедами» Алексея Забегина по пьесе Любови Стрижак (ON.театр), новосибирским «Ручейником» Семена Александровского по старой пьесе Вячеслава Дурненкова (театр «Старый дом») и слайд-шоу «Я свободен» Дмитрия Волкострелова, поставившего в своем Театре POST пьесу в картинках Павла Пряжко. «Кеды» из этого всего — самое мажорное и драйвовое действо, отлично сыгранное хорошими молодыми артистами и маркирующее новый тип героя, хипстера, упорно избегающего социальной активности, и все же ставшего невольной и случайной жертвой «режима». В технологически изощренном «Ручейнике» чувствуется личная интонация артистов, а «Я свободен» вызывает у зрителей две прямо противоположные реакции — дикое раздражение или фанатизм.

Новодрамовская волна уже давно перекочевала и в конкурс, так что другую работу Волкострелова — тоже интересную и концептуальную «Злую девушку» (петербургский ТЮЗ им. А.А. Брянцева) — можно увидеть в основной программе «Маски» чуть позже, в апреле. Пряжко написал пьесу-наблюдение про компанию молодых городских людей, которые дружно шатаются по улицам, ходят в гости, пьют вино и катаются на коньках. А в какой-то момент они зависают и всматриваются в себя и в эту действительность так, как будто видят ее впервые и хотели бы запомнить навсегда. У Волкострелова в спектакле они еще и смотрят Годара, словно пытаясь узнать себя в «легких людях» из 1960-х. Сегодняшние 25-30-летние запросто могут соотнести себя с героями «Злой девушки» — достаточно представить свою компанию друзей в такой же комнате (художницу Ксению Перетрухину, обставившую спектакль икеевской мебелью, номинировали на «Маску») и с такой же способностью жить в гармонии даже с неприятным тебе миром.

Театральный Питер вообще широко представлен в нынешней «Маске». Тот же ТЮЗ Брянцева привезет экстравагантный мюзикл «Ленька Пантелеев» молодых Константина Федорова, Николая Дрейдена и Максима Диденко. Это стилизованный под 1920-е и под брехтовскую «Трехгрошовую оперу» музыкальный и отчасти танцевальный спектакль про бандита Пантелеева, которого никак не могли поймать работники советского угрозыска. А петербургская документальная сцена, три года назад открывшаяся под крылом «Балтийского дома», будет представлена «Антителами» Михаила Патласова — драмой двух матерей, потерявших своих сыновей в 2005 году, когда антифашиста Тимура Качараву зарезали в центре города питерские скинхеды. Одна женщина — мать убитого, другая — мать убийцы, получившего на большой срок; обе вспоминают детство сыновей, свою жизнь с ними, счастливую или трудную, но в итоге потерянную. Правда здесь у каждой своя, но горе — одно и то же, и с этим справиться невозможно. «Антитела» являются в некотором роде рифмой к московским «Отморозкам», поставленным Кириллом Серебренниковым со своими студентами из «Седьмой студии» в прошлом сезоне, только у питерских скинхедов нет такого обаяния — что, скорее, правда, а не художественное преуменьшение.

Питерская большая форма представлена «Геддой Габлер» (Александринский театр) — первой за долгое время работой Камы Гинкаса в Петербурге. Смотреть этот спектакль стоит хотя бы из-за главной героини — ее в духе Лисбет Саландер из «Девушки с татуировкой дракона» играет отличная артистка Мария Луговая, которая поборется за лучшую женскую роль. Полспектакля она ходит в черном нижнем белье — суровый, малоприятный подросток, доставляющий одни только хлопоты окружающим. «Гедду Габлер» оформлял художник Сергей Бархин: огромные аквариумы уставили квартиру замужней Гедды, над ними — вездесущий экран с копошащимися насекомыми, и в целом этот домашний апокалипсис не предполагает ни любви, ни счастья.

Отличную «драму» привезут и из Ярославского театра драмы имени Волкова — здесь Евгений Марчелли поставил «Без названия» по ранней чеховской вещи и с Евгением Кищенко в роли Платонова. Кищенко — артист, известный не только по театру: несколько лет назад он сыграл в дебютном фильме Александра Миндадзе «Отрыв» и с тех пор не исчезает с теле- и киноэкранов. В «Без названия» же он замечательно играет уставшего от женщин и от жизни мужчину, которому ничего не доставляет удовольствия, кроме обыкновенного покоя. И, пожалуй, Кищенко — главный претендент на победу в номинации «лучшая мужская роль» в нынешнем раскладе. Хотя ценность ярославского спектакля им не исчерпывается — в «Без названия» еще и прекрасный ансамбль, и живая современная режиссура.

Еще одну сильную работу в драме покажет новосибирский театр «Глобус», где в прошлом сезоне вышла пьеса популярного у нас ныне американца Трейси Леттса «Август: графство Осейдж». Ставил ее Марат Гацалов, быстро шагнувший из «подающих надежды» в число самых интересных российских режиссеров. Новосибирское «Графство» сыграно в жанре «реалити-шоу» — без стеклянной перегородки, как в латышском «Ставангере», но с абсолютно точным чувством времени и правдоподобия чувств и отношений.

Есть на «Маске» и как минимум два спектакля, которые можно смело смотреть с детьми: четырежды номинированная кукольная «Русалка Света из деревни Перемилово» и тряпично-разноцветный и развеселый «Конек-горбунок» Олега Рыбкина из красноярского Театра драмы имени Пушкина, которого покажут вне конкурса. Есть, наконец, и результат атаки современного искусства на территорию театра — во внеконкурсной программе представят оперу «Марево», поставленную хорошо известной в арт-мире группой «Провмыза» в нижегородском ГЦСИ. Так что баланс между наполовину традиционным и экстремально новым с трудом, но сохраняется.

Мэтры «обновляются» и молодеют, 40-летние — как Богомолов в нашумевшем год назад «Лире» (театр «Приют комедианта») — разбираются с тяжким наследием тоталитарного прошлого, а вот те, кто помоложе, как танцоры из «Диалог данса» и экспериментаторы из Петербурга, меняют привычный способ общения со зрителем. Пожалуй, это и есть сегодняшний тренд — не строить баррикады, а изучать человека, его привычки, нормы и отклонения от нормы. Новый тихий экзистенциализм, не иначе.



оригинальный адрес статьи

Пресса