17 декабря 2012

Загадки музыкальной конкурсной программы «Золотой маски 2013»

Екатерина Васенина | Журнал «Театрал»

Записных наблюдателей конкурса «Золотая маска» музыкальная часть 18-го по счету смотра заинтригует двумя новостями: пышно представленной номинацией мюзикла и оперетты, в которой в прошлом году скандально не вручили ни одного приза, и достойно представленной номинацией современного танца. Впрочем, по порядку.

Из крупных оперных театров в номинацию «Лучший оперный спектакль» попала «Война и мир» Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко на музыку Прокофьева. Все ключевые постановщики спектакля сработали не за страх и пафос «датского» спектакля в год юбилея отечественной войны 1812 года, а за совесть: музыкальный руководитель постановки Феликс Коробов, режиссер Александр Титель, художник-постановщик Владимир Арефьев, эффектно набросавший на сцену огромные хрустальные люстры в акте «мира», уже потрясенного тектоническими подвижками подступающих боев, художник по костюмам Ольга Поликарпова, которая одела в акте «войны» воинов русской и французской армии и подробно, и достоверно, и просто красиво. Наталья Петрожицкая – Наташа Ростова, Дмитрий Ульянов-Кутузов и Николай Ерохин – Пьер Безухов выдвинуты как лучшие исполнители в частных номинациях.

Нашумевший «Сон в летнюю ночь» этого же театра попал в афишу «Маски» не для раздувания скандала, начатого анонимными письмами о якобы незаконном участии детей в якобы художественно двусмысленных сценах (на самом деле просто партии эльфов поют дети, по сценарию ученики закрытой мальчуковой школы). Английский режиссер Кристофер Олден перенес на московскую сцену свой лондонский спектакль 2011 года. «Сон…» Олдена - интересно решенный спектакль по во многом автобиографическому материалу английского композитора Бенджамина Бриттена, чье детство прошло в такой же закрытой школе, из атмосферы которой и родился загадочный мир этой оперы.

«Руслан и Людмила» Дмитрия Чернякова, поставленный в Большом театре, тоже вызывает полярные мнения, а это признак того, что произведение не оставляет равнодушным. Сцена решена как роскошная новорусская свадьба в стиле а ля рюсс, просматривается тонкая ирония режиссера (он же художник-постановщик) в отношении господствующего в Большом театре стиля. Любопытно, что две очень разные партии – Финна и Баяна - в разных составах исполняет англичанин Чарльз Уоркман. Составов у спектакля три, и в зависимости от состава исполнителей спектакль проходит по-разному. Вообще же «Руслан…» сделан для зрителей, умеющих и любящих считывать цитаты и намеки, ценящих постмодернистский контекст – и в этой связи жаль, что в афишу «Маски» не попала еще одна оперная премьера Большого, «Чародейка» Александра Тителя, которая этически совершенно иначе трактует понятие русского на оперной сцене – в «Чародейке» русское представлено патриотично, сказочно, «душевно» и совсем не иронично: они хорошо бы смотрелись рядом и как эстетические антиподы. Тем не менее, оба спектакля в афише Большого театра, и всегда можно сравнить.

От Перми, где оперным театром руководит известный авангардный дирижер Теодор Курентзис, в афишу попали моцартовская «золотая» опера «Так поступают все женщины» и остроформальная «Медея. Материал» – обе оперы дирижирует Курентзис. Если Моцарт – дань оперному театру в его классическом понимании, с изящно проработанными и исполненными партиями (в обоих составах), то «Медея» в постановке Филиппа Григорьяна с яркой партии Медеи в исполнении молодой певицы Надежды Кучер все же настроением очень напоминает московскую постановку «Медеи. Материала» Анатолия Васильева с Валери Древиль в главной роли. Минимализм сценографии (пустой бассейн на сцене и кровавый душ, в котором моется Медея в финале, изобретательная хореография Анны Абалихиной и придумка художника – арабская курчавость париков Язона и его детей) не спасают от ощущения копии и повтора, некой кальки современного европейского театра, отработанной актерами, выращенными к тому же в другой исполнительской манере.

От детского музыкального театра Натальи Сац выдвинута замечательная премьера старинной оперы Эмилио Кавальери «Игра о душе и теле», где действуют Благоразумие, Время, Тело в юности, зрелости, на склоне лет и множество других аллегорических персонажей. За звучание и красоту старинных музыкальных инструментов – а среди них есть барочный корнет (или цинк), барочная арфа, тромбон, гитара и инструмент под названием орган-позитив, - отвечает английский режиссер Эндрю Лоуренс Кинг - саксонское присутствие в музыкальной части «Маски»-2013 получается внушительным. Спектакль идет в специально открытом к премьере малом зале, зрители сидят очень близко к сцене-помосту и все очень похоже на средневековый театр, как его описывают в учебниках: это назидательно, просто, строго и очень музыкально. Пермский театр оперы и балета явно не останется без «Масок»: в балетной номинации представлены его баланчинские одноактовки и «Свадебка» Килиана, которая идет под игру четырех роялей и расширенный состав хора ради которых в зрительном зале убирают несколько первых рядов. Баланчинские балеты Пермь, как и Мариинский театр, номинированный с балетом «Сон в летнюю ночь», осваивает не в первый раз, часто с переменным успехом, но это та линия развития профессионализма и мастерства, за которой всегда интересно следить.

«Свадебка» - триумф дирижерского таланта Теодора Курентзиса, темпераменту которого истовость обрядового симфонизма «Свадебки» подходит, кажется, идеально. Пермская балетная труппа старается успевать за бешеным темпом, заданным Курентзисом, и это настоящая битва чисто исполненной хореографии и ярчайшего музыкального рисунка, в которой побеждает, конечно, зритель!

В балетной номинации стоит обратить внимание на петрозаводскую «Золушку» Кирилла Симонова – здесь прекрасна в главной партии Алевтина Мухортикова и замечательна сценография Эмиля Капелюша, на «Сильфиду» Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко с нежной и виртуозной, верной задорно-хрустальному стилю Эрикой Микиртичевой в главной партии и, завершая оммаж женским балетным партиям, на артистичную и точную Анну Поистогову-Невесту в пермской «Свадебке».

Номинация «Современный танец» ожила. Татьяна Баганова вернулась к жизни невероятно эффектной по смыслам, танцам и свету (художник по свету Нина Индриксон) «Сепией». Всегда интересовавшая Баганову тема сказочности и потаенности женского мира в «Сепии» заиграла новыми красками: в изобретательной и визуально интересной хореографии Баганова показывает рабски льнущих к мужчинам женщин, которые в отсутствии мужчин устраивают настолько свободные и красивые танцы, что о сути гендерных отношений в понимании хореографа многое становится понятно.

Мультижанровый спектакль «Платформы» «История солдата» отмечен хореографией в модном стиле «гага» голландских хореографов Гая Ваймана и Рони Хавера. Можно гордиться тем, как работают в этом спектакле лучшие современные танцовщики Москвы – и тем, как результативно проводит необходимые перед показами репетиции танцовщица Мария Заплечная, выпускница Роттердамской академиит танца, недавно вошедшая в спектакль вместо Марии Колеговой, уехавшей работать в крупную бельгийскую танцкомпанию Ultima Vez. Отметим попавший в номинацию петербургский спектакль «Кукушки» Алисы Панченко, очень смешной и полудраматический, с уморительными рассказами танцовщиц о своих мамах и бабушках.

В многострадальную номинацию «оперетта-мюзикл» попали два мюзикла «Алые паруса», новосибирского «Глобуса» в постановке Нины Чусовой и пермского «Театра-театра» Бориса Мильграма. Каждый из этих спектаклей по-своему хорош и по-своему не совершенен. Новосибирские "Паруса» сильны дирижером Алексеем Людмилиным, пермские – сценографией Виктора Шилькрота, оба спектакля сочетанны синтезом оммажа театральной романтике и педагогического посыла: не так часто у нас ставят в театре Александра Грина и пробуждают в зрителе, скорее школьнике, желание мечтать. А уж романтические алые паруса развеваются во всю ширину и глубину зеркала сцены в обоих спектаклях, будьте уверены.

Мюзикл-франшиза «Бал вампиров» по легендарному фильму Романа Полански 1967 года сделан мастерски крепко, по мировому проверенному лекалу, но несколько холодновато: чувствуется дыхание конвейерного производства, оживленного, однако, вдохновенными «приветами» актеров в зал, полный зрителей-готов: такого количества людей в черном петербургский театр музыкальной комедии, верно, не знал. «Фан-Фан Тюльпан» московского театре Оперетты стоит, право, заслушать ради партии короля Людовика XV в исполнении оперного артиста Юрия Веденеева – такую мощь голоса и по-хорошему вальяжную старомосковскую игру вы вряд ли еще где-то встретите.

Для номинантов «Маски» участие в национальном театральном конкурсе – всегда почет, стресс, слезы или торжество. Для зрителя – знакомство со срезом театрального сезона за несколько весенних недель, когда в Москву съедутся спектакли ведущих российских театров. Впереди – объявление параллельных программ «Маски», в частности, «Маски плюс», объединяющей при поддержке фонда МФГС Михаила Швыдкого спектакли из стран постсоветского пространства – в иное время их в Москве не увидеть. Следим за афишами - билетная касса «Маски» меж тем уже открыла продажи на конкурсные спектакли.



оригинальный адрес статьи

Пресса