6 сентября 2013

Сергей Маковецкий: Рано или поздно актёр уходит в жизнь

Мария Сайгина | Газета «Ульяновская правда»

Театральная жизнь в Ульяновске на восемь дней стала сосредоточением высокого искусства: фестиваль «Золотая Маска» привез пять спектаклей-лауреатов одноименной премии.

Фестиваль «Лучшие спектакли «Золотой Маски» в Ульяновске» открылся постановкой театра им. Евг. Вахтангова по пьесе А.П. Чехова «Дядя Ваня». Ее автор - художественный руководитель и режиссер театра Римас Туминас, который по-чеховски повернул пьесу в совершенно неожиданную сторону. То, что в произведении говорилось спокойно, на сцене обрело совершенно иные краски - от заливистого смеха до пронзительного крика души.

На пресс-конференции с актерами спектакля в Ульяновске исполнитель роли дяди Вани, народный артист Российской Федерации Сергей Маковецкий поделился своим видением на то, должен ли меняться актер во время работы над ролью, рассказал об отношении своего героя к возлюбленной Елене (ее играет актриса Анна Дубровская. - Ред.) и о жертвах, на которые приходится идти ради профессии.

- Сергей Васильевич, какие у вас были впечатления от спектакля в Ульяновске, от ульяновских зрителей?

- Мне понравилась эта красота, набережная, простор. Действительно, очень здорово. Конечно, мы немного волновались. Знаете, так бывает, когда говорят, что приезжает уникальный спектакль, уникальные артисты, выдающиеся мастера. Как бы это не оказалось рекламой какого-нибудь товара, который никому не нужен. Зрительный зал сразу стал принимать, стал хлопать, хотя я не люблю аплодисменты. Но, тем не менее, зал на это имеет право. Мне показалось, что зрители остались довольны.

- В одном из интервью ваша супруга сказала, что мужу надо как можно чаще говорить, что он гений. А должен ли режиссер своим актерам говорить, что они гении? И часто ли вы слышите от Римаса (Римас Туминас, худрук театра им. Евг. Вахтангова. - Ред.): «Гениально»?

- Было один раз, на каком-то спектакле. Я не помню, где мы его играли. И он сказал: «Ребята, а сегодня вы молодцы».

- Только «молодцы»?

- «Гениально» говорят сейчас везде. Куда ни плюнь, все гениально. Поэтому правильно, что не такими словами бросаются.

Актер не должен меняться, иначе его не узнают

- Если говорить о вашей работе в кино, в частности, о фильмах «Поп» и «12», - эти роли вас как-то изменили? Как они на вас повлияли?

- Раньше я говорил: да, изменили. Но потом понял: если у тебя одна-единственная роль в жизни, наверное, тогда она тебя изменит до неузнаваемости. А если их много - как можно понять, меняет или не меняет. В результате человек превращается в нечто вроде денежной купюры непонятно какого номинала. Так что, наверное, сейчас я убежден, что нет, не меняет.
Когда мы снимали фильм «Попа», «Двенадцать», то сами темы картин меня будоражили. И, наверное, в тот момент я был другим, по-другому относился к тому, что на мне надето. Когда снимали «Попа», у меня было облачение из запасников музея Сергиева Посада, крест 37 года, подлинник. Я по-другому относился к происходящему. Но рано или поздно занавес закрывается, вы снимаете костюм, переодеваетесь и уходите в жизнь. Но если вы все время будете ходить с благостью попа, как с вами будут общаться другие люди?
Если это спектакль, что-то корректируется во время работы, особенно если он хорошо идет. «Дядю Ваню» мы играли уже 121 раз (121 и 122 - в Ульяновске. - Ред.). Сейчас возникают какие-то интонации, каких не было раньше, ни на первом, ни на десятом выходе. В эту секунду что-то с тобой произошло. И то, что произошло, не стоит расшифровывать, не стоит об этом говорить, потому что это будет неправда. Если попу удалось передать служение этого человека верой и правдой, если в «Двенадцати» удалось найти этого заседателя, для которого главное - это другой человек, а не он сам, значит, удалось, значит - произошло. А я? я такой же, как мои герои? Нет, я другой.

- А как понять в театре, удалась ли ваша роль?

- Если хотя бы два-три человека после спектакля почувствовали, что неверно живут, то мы недаром получаем зарплату, недаром едим хлеб. Но вот они вышли после спектакля - сколько продлится такое самочувствие, неизвестно. Но они что-то в себе попытались изменить, уже здорово. А человек-актер не должен меняться, иначе мы никто совсем не будем его узнавать.

- Когда работали над спектаклем «Дядя Ваня», использовали образы, показанные в одноименной картине 1970 года Андрона Кончаловского?

- Я не смотрел фильм, но знаю о нем. Нам было достаточно того, что мы взяли у Чехова, думали-думали и придумали, какая должна быть интонация. Ведь если обратить внимание, у Чехова некоторая провокация. Дядя Ваня в каждом своем монологе обвиняет Серебрякова - что он ничего не знает, он ничего не пишет, он пишет, не понимая, он вобла, мигрень, ревматизм, переливает из пустого в порожнее. То есть в принципе можно припудриться, выйти и обвинить. Наверняка так делал и Смоктуновский, обвиняя Серебрякова за испорченную, изломанную судьбу. Но, товарищи, такой вопрос, а кто его привязал? Он сам для себя избрал участь служащего. Его не привязали, он сам этим занимался, по ночам с мамочкой они перечитывали его труды, они создали себе кумира. А потом возникла другая тема - кумир-то отставлен. На эти темы мы и пытались рассуждать.

«Иногда лучше держать паузу, чем рвать на себе волосы

- В одной из программ на канале ТВЦ, где вы обсуждали творчество Алексея Балабанова, прозвучала такая мысль, что актер в каждой роли жертвует чем-то личным. Чем жертвуете вы?

- Я все время повторяю слова нашего режиссера Римаса Туминаса: если актер устал, значит, он неверно работает. Я много раз видел, как актер старается, как он рвет на себе волосы, а дальше кафедры это не вылетает. А другой стоит, забывши слова, держит паузу, и в этой паузе происходит гораздо больше, чем в этих словах. И это магия творчества. Ее пытались расшифровать умные академики и бросили, потому что это бесполезно. Это невозможно объяснить, что происходит в эту секунду со зрительным залом.
А жертва не такая и большая - время, здоровье, нервы, но если это собственные жертвы. Вы поверьте, все это вам сторицей возвращается. Чем сложнее спектакль, тем больше вы готовы отдать. У нас, как у всех людей - дома не бываем, постоянные перелеты, недосыпы, переезды. Но разве это жертва?

- Может показаться, что при внутреннем чеховском наполнении спектакля герои внешне были немного гоголевскими. Например, когда мужчина относится к женщине с тем оттенком иронии, как ваш дядя Ваня.

- Вы почувствовали иронию, а я чувствую каждый раз робость. Дядя Ваня и напился потому, что хотел смелее стать. Он не знает, как подступиться к ней. Он все 25 лет служил верой и правдой, о любви почему-то не помышлял. Антон Павлович Чехов не дал ему этой темы. У него есть Соня, которую он воспитывал, у него есть имение, которое он выплатил. Антон Павлович не говорит нам - был ли он женат, был ли он влюблен, не это интересует писателя. А тут такая красота - Елена Андреевна. Все мужчины в усадьбе сошли с ума, и Астров, и дядя Ваня. А если говорить об иронии - любая ирония, как правило, есть прикрытый страх.

О талантливом сценарии и отставленном кумире

- Каким должен быть сценарий фильма или спектакля, чтобы его расхватали на цитаты?

- В первую очередь, это должен быть хороший сценарий, во-вторых, это должно быть талантливо сделано. Если хороший сценарий и бездарно сделано, тогда зритель не услышит эти фразы. Но, в первую очередь, эти фразы нужно написать. Например, сценарист «Ликвидации» полгода писал сценарий, слушал, как говорят одесситы и записывал. И у него получились действительно очень хорошие крылатые фразы для многих героев. Потом появилась компания изумительных актеров во главе с Владимиром Машковым, режиссер Сергей Урсуляк, и завертелось. И в итоге получилась замечательная картина «Ликвидация», которую пересматривают. А представьте, что есть хороший сценарий и нет ничего. И вам не нравится, как играет один, не нравится, как играет другой, не нравится, как снято, и вы ничему не верите. Вы запомните? Нет.
И многие из зрителей, видевших «Дядю Ваню», наверняка удивились, узнав, что знаменитая фраза «В человеке все должно быть прекрасно» - авторства Чехова, а точнее, сказана Астровым. Вот еще одно доказательство отличной работы автора и режиссера.
Смотря спектакль в исполнении вахтанговцев, понимаешь, что здесь действительно можно подобрать эпитет «гениально», и пусть, что он слишком часто используется.

Материал составлен по итогам пресс-конференции.



оригинальный адрес статьи

Пресса