12 февраля 2014

Тела на «Атомы»: «Золотая Маска» танцует

Вадим Рутковский | Журнал «Сноб»

Национальному театральному фестивалю номер один исполняется 20 лет. Юбилей «Маска» встречает во всеоружии — лучшими спектаклями России и гастролями лондонской труппы великого хореографа Уэйна Макгрегора Random Dance.

Для режиссеров-постановщиков со всей России «Золотая маска» — в первую очередь конкурс и шанс получить самую престижную профессиональную награду. Для зрителей, которых в одной только Москве в разы больше, чем режиссеров, «Золотая маска» — в первую очередь фестиваль. Некоторые считают, что труднодоступный. Это миф. Точнее, отчасти миф, потому что ленивые, нелюбопытные и нерасторопные действительно на спектакли «Маски» могут не попасть. Просто не надо затягивать с покупкой билетов: зрителей, то есть ваших потенциальных конкурентов, много.

Спектаклей тоже порядочно: основная конкурсная программа далеко не единственная на фесте, оттого даже точную дату его начала назвать трудно. Гастроли Мариинского театра, например, случились в конце января. Завершится же смотр 18 апреля на исторической сцене Большого театра раздачей наград, бурными аплодисментами и брызгами шампанского.

Но до этого много чего произойдет — и возмущенных воплей тоже будет достаточно. Потому что «Маска» выбирает живое искусство, к которому система мер и весов неприменима. Но самая бесспорная часть фестиваля — ориентированный исключительно на шедевры «Контекст», пришедший на смену «Легендарным спектаклям ХХ века». Первый выпуск программы — танцевальный. 19 и 20 февраля его открывает спектакль Atomos (в переводе с латыни — «Атомы»), поставленный крупнейшим хореографом уже и XXI века Уэйном Макгрегором для своего коллектива Random Dance. Вплоть до 7 февраля, когда на сцене Covent Garden Лондонский королевский балет показал спектакль «Тетрактис», «Атомы» оставались самой свежей работой мастера.

Эта изощренная композиция, дополняющая узоры из человеческих тел 3D-проекциями, способна загипнотизировать. Считается, что гипнозу неподвластны дети и шизофреники — пусть так, все прочие категории зрителей не могут устоять против «Атомов», с нечеловеческой ловкостью синтезирующих пластику и музыку (за саундтрек отвечает эмбиентный дуэт с непростым именем A Winged Victory for the Sullen). Транс, в который повергает хореография Макгрегора, не имеет ничего общего с тем гипнозом, что, говоря презрительными словами Томаса Манна, граничит с темными дебрями оккультизма с одной стороны и плутовством — с другой. Это работа предельной чистоты, выверенная с математической точностью. У балета увлекательная предыстория: Макгрегор, одержимый алхимическим желанием скрестить искусство с наукой, приглашал для работы над постановкой социального антрополога Джеймса Лича, чтобы тот документировал репетиции и подвергал взаимодействия артистов анализу. Впрочем, об этом занятном факте можно и не знать — красота телесных абстракций Макгрегора самоценна.

«Контекст», уже на старте задающий такую высокую планку, продолжится весной, гастролями израильтян L-E-V и лос-анджелесского L.A. Dance Project. Американцы привезут спектакли Бенжамина Мильпе, нового руководителя балетной труппы Парижской оперы и мужа Натали Портман.



оригинальный адрес статьи

Пресса