14 февраля 2014

Во власти импульса

Камила Мамадназарбекова | Газета «Ведомости. Пятница»

На фестивале «Золотая маска» стартует программа «Контекст». Раньше внеконкурсные зарубежные показы в рамках национальной театральной премии шли под грифом «Легендарные спектакли и имена ХХ века». Теперь фестиваль делает акцент на актуальности, и программа сфокусирована на танце. Приедут спектакли из Израиля, США, а откроет «Контекст» Atomos Уэйна Макгрегора: высокотехнологичное произведение современного искусства, тема которого — само хореографическое мышление.

Работы Макгрегора есть в репертуаре Большого театра, Королевского балета и Парижской оперы, но самые смелые эксперименты в области science art он оставляет своей лондонской труппе Random Dance, состоящей из десяти человек. В Москву театр приедет впервые. И здесь, пожалуй, не помешала бы выставка Thinking with the Body, которая предваряла лондонскую премьеру Atomos и демонстрировала симбиоз движущегося человека и искусственного интеллекта. На ней можно было, например, узнать, как изучение психофизики танцовщиков помогает в кардиологии и при реабилитации космонавтов и что взамен получает хореография от науки.

Всем, кто когда-нибудь выращивал соляные кристаллы, будет понятен азарт Уэйна Макгрегора: процесс завораживает, результат восхищает. В Atomos его интересует то, как возникает сам импульс к физическому мышлению, что дает толчок воображению хореографа. Макгрегора вдохновлял некий научно-фантастический фильм 1980-х годов, который танцовщики раскладывали на кадры, вглядываясь в цветовую палитру и визуальные образы. Социальные антропологи, нейрофизиологи и когнитивные психологи отсматривали записи всех этапов репетиций Atomos и консультировали команду работавших над постановкой художников. Даже костюмы — асимметричные трико индивидуального покроя — были продуманы дуэтом дизайнеров-футуристов Studio XO на основе анализа движений танцовщиков и их упражнений в студии с трехмерными объектами.

При этом танец Макгрегора нельзя сводить только к лабораторным исследованиям. Как и работы американского хореографа Мерса Каннингема, его постановки приводят в качестве примера инновационного использования мультимедиа. Еще в 1999 году Каннингем обвешал своих танцовщиков датчиками motion capture и создал им партнера из света и звука. Подобный фокус проделывает и видеохудожник Рави Дипрес в Atomos, только на этот раз зрителям придется надеть 3D-очки: эффекты будут не хуже, чем на киносеансе в зале IMAХ. Удивительное пространство спектакля во многом создано Рави Дипресом и художником по свету Люси Картер. Оба постоянно работают с Макгрегором и Random Dance.

Четкие фигуры танцовщиков движутся на фоне расползающихся пикселей, меняющих цветовую гамму и оттенки. В сочиненных Макгрегором па видны основы классического танца, его ускоренные и усложненные фигуры. Как будто настоящий балет поместили в фантастическое киберпространство, каким его представляли в 1980-е, с мягким неоновым светом и легким нарушением законов геометрии. Над музыкальным оформлением спектакля работал эмбиент-дуэт A Winged Victory for the Sullen. Серьезную музыку Адама Уилци и Дастина О’Хэллорана относят к так называемому неоклассическому течению new age. Они используют мелодии классических инструментов, в данном случае фортепиано и струнного квартета, вместе с электронными шумами и волнообразными гитарными рифами.



оригинальный адрес статьи

Пресса