19 марта 2014

«Золотая Маска» пошла по ночным клубам

Павел Ященков | Газета «Московский комсомолец»

На «Золотой маске» в рамках программы «Контекст» танцевальная компания «L-E-V Шарон Эяль и Гай Бехар» из Тель-Авива показала действо под названием «House».

Однако после просмотра заявленная отборщиками претензия на актуальность предъявленных публике зарубежных спектаклей вообще вызывает сомнения.

Эта молодая (организована в прошлом году) компания основана известными в Израиле людьми. Гай Бехар — как уведомляет буклет — «гуру электронного андеграунда», а кроме того, «движущая сила в художественных и музыкальных проектах и клубной жизни Тель-Авива». А Шарон Эяль — главная танцовщица и муза Охада Наарина — худрука наимоднейшей в Израиле «Батшевы Данс Компании», гастролировавшей у нас минувшим летом на «Чехов-фесте». Сотрудничают Гай и Шарон с 2006 года и делают постановки для Шведского королевского балета, американской Hubbard Street Dance Chicago и даже для Нидерландского театра танца (NDT), а их спектакли, по словам того же буклета, «сносят стены и уносят в космос, демонстрируя бешеную смесь фанка, фэшна и арта». Охотно верим, только вот стены Театра Наций, в котором и проходила продвинутая тусовка, слава богу, остались на месте, да и в космос никто не улетел.

Сделана привезенная на «Маску» вещица по рецептам все того же Наарина и его знаменитого стиля под причудливым наименованием «гага», имеющего множество последователей по всему миру. Наарин разработал целый комплекс упражнений на гибкость, скорость и выносливость, а от зеркал, так необходимых любому танцовщику в классе, отказался. В представленном публике действе имелись гибкость и выносливость, только вот ни уму, ни сердцу явленное ничего не давало. Шесть танцовщиков (три мужчины и три женщины) в светлом трико, освещенные верхним лучом прожектора, а потом — боковыми из-за кулис, стоят практически на одном месте, широко, по-лягушачьи, расставив ноги, и ритмично дергаются, повторяя одни и те же движения. К пластическому однообразию добавлена кроваво-красная помада на губах и ногтях танцовщиков. Один из них, бородатый, пристроившись к партнерше сзади и трогая ее за интимное место одной рукой, другой имитировал мастурбацию. А затем, видимо, не удовлетворившись, вступал в однополые отношения с худощавым танцовщиком: танцевали они, прижавшись друг к другу... Впрочем, устроители заранее объявили, что спектакль идет с ограничениями по возрасту.

Название балета — «House» (по жанру электронной музыки) — объясняет не только его концепцию, но и направление, в котором работает компания. Бесконечная (спектакль идет 55 минут), как перестрелка, давящая на психику электронная долбежка ночных клубов, рваные, похожие на конвульсии движения, перенесенные с танцпола, соседствуют в «House» с движениями из классического экзерсиса. Это, может, и расширяет танцевальные горизонты, но не затрагивает чувства, быстро утомляя однообразием.



оригинальный адрес статьи

Пресса