28 марта 2014

Между эпохами и традициями

Мария Сидельникова | Журнал «Коммерсант Weekend»

Гастроли компании L.A. Dance Project проходят в рамках новой программы "Золотой маски" — "Контекст". Ее задача представлять зарубежные спектакли, которые должны познакомить российского зрителя с самым актуальным, что творится сегодня в театральном мире. Молодые американцы из Лос-Анджелеса попали в "Контекст" благодаря своему основателю и руководителю Бенжамену Мильпье. С осени он сменит на посту директора балета Opera de Paris Брижит Лефевр.

36-летний Бенжамен Мильпье не заканчивал балетную школу при театре, в Опере не танцевал — только ставил, по приглашению все той же Лефевр, карьеру сделал в США, в New York City Ballet, числился в любимых учениках мэтра Джерома Роббинса и прославился за пределами узкого балетного мира как муж Натали Портман. В каком направлении он поведет французскую труппу, пока непонятно. Но, формируя репертуар своего первого сезона 2015/2016, Мильпье замахнулся ни много ни мало на "Русские сезоны". "По следам Дягилева" — так заявлена общая тема. Судя по редким интервью, новый худрук намерен хорошенько встряхнуть консервативный уклад балета Оперы. "Я не просто парень, который выбирает составы!" — предупреждает Мильпье.

В ожидании осени свои представления об идеальном творческом коллективе он оттачивает на компании L.A. Dance Project, созданной им в 2012 году. Его танцовщики — и исполнители, и "производители танцев" (не хореографы, а именно "dance makers") одновременно. Мильпье всячески поощряет идеи коллективного творчества и "междисциплинарности". Увидит человек, нога которого никогда не ступала в театр, но зато исходила все современные арт-галереи, на афише, например, знакомое имя художницы Барбары Крюгер — и придет на спектакль.

В Москву L.A. Dance Project везет последнюю работу своего руководителя (хотя в авторах опять же значится весь коллектив) — "Reflections". Балет был создан с оглядкой на кумира Мильпье — Джорджа Баланчина. Так же как и баланчинские "Драгоценности", это триптих, в котором "Reflections" — первая часть (премьера состоялась в Париже в мае 2013-го). Инициатором постановки, как и в 1967 году, вновь стал ювелирный дом Van Cleef & Arpels. Но если у Баланчина на сцене изумруды, рубины и бриллианты блистали в прямом смысле слова, то у Мильпье никаких примет драгоценных камней нет и в помине (оформление — Барбара Крюгер). Этот абстрактный балет напоминает скорее почерк Джерома Роббинса. Мальчики-девочки, свободные, асексуальные, одетые во что придется, непринужденно встречаются, к друг другу не привязываются, надолго вместе не задерживаются и быстренько расстаются.

Второй спектакль гастролей — "Winterbranch", совместная работа американского мэтра Мерса Каннингема и художника Роберта Раушенберга. Мильпье раздобыл ее в архивах, так как скандальная постановка не возобновлялась с 1960-х годов. За 20 минут хореограф исследует два состояния: падение и статика. Из освещения — тусклый свет фонаря или автомобильной фары, музыка — раздражающий скрежет. Парижские зрители продержались максимум минут семь. Потом зашипели, засвистели, и под конец зал опустел на четверть. Завершает программу "Morgan's Last Chug" израильского хореографа Эмануэля Гата. Бывший военный, столь полюбившийся Франции, что даже Парижская опера заказала ему одну постановку, вдохновлялся пьесой Беккета "Последняя лента Крэппа". Читать ее — одно удовольствие, смотреть — совсем другое.



оригинальный адрес статьи

Пресса