2 декабря 2014

Череповец проводил осень «Маскарадом»

Сергей Виноградов | Газета «Речь»

Московский театр имени Вахтангова показал на сцене Дворца металлургов подлинную страсть и искусственный снег.

Гастроли вахтанговского «Маскарада» в рамках фестиваля «Золотая маска», который в пятый раз прошел при поддержке компании «Северсталь», дважды собрали аншлаги во Дворце металлургов. Организаторы «Маски» и меценаты подтвердили: шестому фестивалю быть.

Подлинный театр, без обмана

Вахтанговским «Маскарадом» Череповец проводил пятую «Золотую маску» (в этом году в рамках фестиваля три московских театра показали свои известные спектакли), календарную осень и Год культуры. И проводы прошли на широкую ногу. На первый хотя и маленький, но юбилей в Череповец приехал президент ассоциации «Золотая маска», народный артист России Георгий Тараторкин. Прибыл утром в пятницу и улетел вечером того же дня играть премьерный спектакль на сцене Театра имени Моссовета, разминувшись с «Маскарадом». Георгий Георгиевич рассказал череповецким журналистам, что пост президента ассоциации не мешает ему играть на сцене, поскольку все «бумажные» дела он перепоручил помощникам. «Как я буду составлять сметы, если ничего в них не понимаю? — вопрошал он. — К счастью, есть профессионалы. Каждый должен заниматься своим делом. Если я вдруг засяду за бумаги, придется моим заместителям и коллегам по „Золотой маске“ на сцену идти, и хороши же мы будем...»

Георгий Тараторкин сейчас весь в юбилеях. Премия «Золотая маска» отмечает 20-летие, сам народный артист России в начале января отпразднует 70-летие, а фильму «Преступление и наказание», который прославил Тараторкина на весь мир, исполняется 45 лет. Актер признался, что все эти годы находится со своим персонажем Родионом Раскольниковым (Георгий Тараторкин называл его исключительно Родионом Романовичем) во внутреннем диалоге.

— В прошедшие пять лет череповецкие зрители увидели спектакли разных театров и разных жанров, — сказал высокий гость.

— Одним одно ближе, другим другое. Но как мне представляется, есть один неотъемлемый признак у спектаклей, которые привозит в город фестиваль «Золотая маска»: зритель может быть уверен, что «Маска» его не обманет и он точно увидит театральное искусство, которое многолико и разнообразно. Не подделку, не сценку на трех стульях, а подлинный театр. Пять лет «Маска» в Череповце — это серьезный срок. Значит, произошло взаимное проникновение.

По мнению Георгия Тараторкина, «Золотая маска» в какой-то мере продолжает традиции советской гастрольной политики, благодаря которой жители провинции могли увидеть в своих городах спектакли ведущих театров страны. И «театральные нашествия» меняли население города к лучшему, люди жили гастролями. По словам Тараторкина, он видит, как изменился череповецкий зритель за пять «масочных» лет хотя бы по тому, что Череповец не побоялся взять в афишу спектакль без слов «Материнское поле» Московского драмтеатра имени Пушкина. И постановка дважды собрала полный зал. Георгий Георгиевич не исключил, что со временем и череповецкие театры станут номинантами главной театральной премии страны. «Во всяком случае, никакой предвзятости к театрам из провинции у нас нет, участвуйте и побеждайте, — сказал он.

— Кстати, за 20 лет существования премии я ни разу не был ее номинантом. Бояться, наверное, давать. Мне коллеги по театру говорят: пока Тараторкин здесь играет, ничего нам не светит».

Факт изменений в театральных вкусах череповчан последних пяти лет косвенно подтвердила и руководитель управления корпоративной социальной ответственности

ОАО «Северсталь» Наталья Поппель. В субботу на пресс-завтраке с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей, а также столичных и местных СМИ Наталья Анатольевна рассказала о том, как ежегодно проводится отбор спектаклей, которые будут показаны в Череповце в рамках «Золотой маски». «Мы проводим мониторинг общественного мнения и реагируем на те запросы, которые поступают от череповчан», — рассказала она.

«Поберегите пыл, Арбенин»

С таким призывом обратился на пресс-конференции в мэрии Череповца к известному актеру (и ректору театрального института имени Щукина по совместительству) Евгению Князеву худрук театра имени Вахтангова и режиссер спектакля Римас Туминас. Отвечая на вопросы журналистов, исполнитель роли Евгения Арбенина то и дело впадал в раж, громким словом и грозным жестом защищая подлинное театральное искусство от грязных лап коммерции. Тогда-то режиссер и предостерег своего актера: «Поберегите пыл до вечернего спектакля, Арбенин». И Князев берег пыл как мог — берег в мэрии, выслушивая славословия, берег в цехах металлургического комбината, куда его возили на экскурсию.

Пресс-конференцию открыл первый заместитель губернатора Вологодской области Алексей Шерлыгин. Он вкратце рассказал, как и чем Вологодчина жила в уходящем Году культуры. Только перечисление крупных мероприятий заняло с четверть часа. «Золотую маску» замгубернатора назвал «золотым венцом» года. По словам Алексея Шерлыгина, на спектакли фестиваля в Череповец едут со всех концов Вологодской области. Он напомнил, что местные театры неоднократно оказывались номинантами и победителями «Золотой маски». Последний раз это произошло в этом году: спектакль «Кармен» вологодского театра кукол «Теремок» был выдвинут на три «маски» и получил одну.

Первый заммэра Череповца Александр Сергушев отметил высокий уровень спектаклей, которые показывают череповчанам в рамках фестиваля «Золотая маска». «От лица череповчан благодарю руководство „Северстали“ и „Золотой маски“ за то, что дают возможность прикоснуться к празднику», — сказал он.

— Приятно, что Год культуры в Череповце заканчивает такое знаменательное событие — к нам приехал великий театр и великие актеры, — сказал на пресс-конференции генеральный директор дивизиона «Северсталь Российская сталь» Сергей Торопов.

— Город-труженик заслужил этот праздник, и нам очень приятно встречать гостей. Пять лет спектакли, отмеченные «Золотой маской», приезжают в Череповец, и это уже огромное событие. Мы все эти годы поддерживали и будем поддерживать это начинание.

После приветственных слов настало время взять слово гостям. Худрук вахтанговского театра Римас Туминас известен как прямолинейный и колючий человек, и свою речь он начал с критики. Негромким голосом с легким прибалтийским акцентом Туминас пожурил «Золотую маску» за то, что ставит мэтров и молодых актеров в одну номинацию и заставляет их соревноваться. Потом прошелся по недостаткам зала Дворца металлургов: режиссеру не понравились звуковые колонки под потолком. Слишком агрессивно висят. О череповецком дворце, его плюсах и минусах, он говорил с таким вниманием к деталям, как будто планирует привозить сюда спектакли постоянно. Что он позднее и подтвердил — мол, поработаете над залом, приедем еще. После пресс-конференции директор вахтанговского театра Кирилл Крок признался корреспонденту «Речи», что «Маскарад» один из немногих, если не единственный из спектаклей театра, который мог быть сыгран на сцене Дворца металлургов. «Она слишком мала для нас, — сказал Крок. — Мы с трудом уместили на сцену наши декорации. "Маскарад“ — один из самых камерных наших спектаклей, он целиком поместился в одну фуру».

Вернемся к спичу Римаса Туминаса. В нем он не пожалел и святая святых — жизнерадостный вахтанговский стиль актерской игры. По словам режиссера, этот стиль выражался в том, что «посреди драматического спектакля они вдруг возьмут и затанцуют, этот танец и был их спасением». «Хотелось привнести в этот „танец“ глубину, избежав превращения в концертно-развлекательную организацию, — сказал Туминас. — Вернуться к анализу, к познанию человека». Высказав наболевшее, режиссер выдал неожиданный, подлинно театральный и подлинно вахтанговский финал своей речи — попросил не обращать внимания на его слова и поблагодарил собравшихся за круглым столом за поддержку театрального искусства.

А потом перешли к «Маскараду». Выяснилось, что свой первый «Маскарад» Римас Туминас поставил, еще работая в драмтеатре Вильнюса. Режиссер признался, что в новой постановке оставил ту же сценографическую структуру, но новые актеры наполнили спектакль новым содержанием и новыми красками. Вместе с тем Туминас сообщил, что, работая над постановкой в вахтанговском театре, думал о другом «Маскараде» — том, который был готов в июне 1941 года, но не был показан из-за войны. «Война убила его, одна из первых бомб, упавших на Москву, разрушила вахтанговский театр, — сказал режиссер.

— Хотелось вернуть „Маскарад“ на эту сцену и хотелось вернуть бесподобный вальс композитора Арама Хачатуряна, который был написал специально к спектаклю 1941 года».м — Мне очень нравится играть этот спектакль, — сказал актер Евгений Князев. — Он хороший, красивый, трагический, как мне кажется. Когда Римас Туминас привозил свой первый «Маскарад» из Вильнюса, я сидел в зрительном зале. Мне спектакль очень понравился, и я, помню, подумал: вот бы в нем сыграть Арбенина. И когда спустя много лет мне предложили эту роль, я уверовал в то, что мысли материализуются.

Снег кругом

В спектакле «Маскарад» много странного и непонятного, много неожиданного и пестрого: то рыба вынырнет на подмостки откуда-то из-под сцены, то герои вдруг полезут на стену и читают монологи оттуда. Но наверняка в первую очередь зрители запомнят из «Маскарада» снег. Да-да, белый, пушистый снег. Он лежит на сцене сугробами, а еще время от времени начинается снегопад. Актеры на протяжении спектакля бросаются снегом друг в друга (зрителям в первом ряду тоже перепадало), отряхиваются, лепят снежки и рубят их саблей. За снежным маскарадом несколько терялись популярные актеры, некоторые из них так и не были узнаны залом. Лидия Вележева, Леонид Бичевин, Анна Антонова... Звезд в спектакле хватало. Евгений Князев, впрочем, затмил всех. Только ему режиссер разрешил произносить длинные монологи, все остальные фактически лишь выкрикивали свои реплики и бросались обратно в сценический круговорот.

Снег на сцене настолько правдоподобен, что зрители кутались в свитера и кофточки, — так, как нужно, кружится в воздухе и липнет к пальто и мундирам актеров. Оказалось, что снег сделали из кусочков белого полиэтилена. За несколько часов до череповецкой премьеры режиссер спектакля Римас Туминас обмолвился в беседе с журналистами, что ввел снег в спектакль, дабы поднять салонную пьесу Лермонтова до подлинной трагедии. «Мы не позволили себе удобно устроиться в этом салоне, — сказал он.

— Снег и лед — другое дело, это не салон, тут все опасно, все на грани».

Сосредоточившись на опасности для персонажей, Римас Туминас, кажется, совершенно забыл про опасность потерять зрителей в этом снегопаде. Стиль спектакля, в котором трагические сцены сменяет клоунада, высокородные дамы ездят верхом на слугах, а под торжественную музыку Хачатуряна герои топят в реке мраморную статую Венеры, многим показался настолько необычным и далеким от классических постановок, что в антракте некоторые отправились не в буфет, а в гардероб. И не увидели развязки, которая связала многие узелки. На протяжении всего спектакля рядом с главными героями время от времени появляется придурковатый мужичок в полушубке и наполеоновской треуголке (в программке он обозначен как Человек Зимы), который слепил снежок и с детским увлечением катает его по сцене. Одних зрителей он веселит, других отвлекает, третьих, наверное, раздражает. Комок снега становится все больше, но странный герой не унимается. И когда в концовке спектакля на Арбенина, который осознал, что убил безвинную жену, и близок к сумасшествию, Человек Зимы выкатывает гигантский, в два человеческих роста, снежный ком и давит им героя, начинаешь догадываться, что этот персонаж, может быть, сама жизнь. Немножко идиотская, немножко смешная, в ней мало логики, но много чувства.

Вахтанговский «Маскарад» оставил в Череповце не только вопросы и не только пластиковый снег, который будут выметать со сцены и из-за кулис Дворца металлургов не одно поколение уборщиц. Но и то самое театральное послевкусие, к которому стремится каждый настоящий режиссер.

Георгий Тараторкин: Есть общий признак у спектаклей «Золотой маски» — зритель может быть уверен, что его не обманут и он увидит театральное искусство.

Римас Туминас: «Маскарад» в постановке 1941 года убила война, бомба разрушила вахтанговский театр. Нам хотелось вернуть «Маскарад» на эту сцену.



оригинальный адрес статьи

Пресса