24 марта 2015

Спектакль Хайнера Гёббельса показали в Москве

Олег Зинцов | Газета «Ведомости»

Фестиваль «Золотая Маска» начал проект «Контекст» с примера настоящей свободы театрального мышления.

Главным (и единственным) действующим лицом спектакля «Когда гора сменила свой наряд» является хор. Но Хайнер Гёббельс поставил не спектакль-концерт, хотя 36 юных (от 11 до 20 лет) участниц ансамбля «Кармина Словеника» виртуозно исполняют в нем разнообразную музыку (от Брамса и Шёнберга до народных песен) в различных вокальных техниках. На хор возложена античная функция комментария, но не к сюжету (которого нет), а к чему-то другому. «Когда гора сменила свой наряд» – спектакль строгой формы, которая выглядит обманчиво разболтанной, и удивительной свободы, которая иронично притворяется дидактикой.

Иронию тут стоит понимать в романтическом смысле – как свободное отношение автора к своему творению, и этой свободой Гёббельс делится с публикой. Хор в его спектакле – «идеализированный зритель», по выражению Фридриха Шлегеля, поэта и теоретика романтической иронии. Тот, кто задает вопросы о происходящем и сам на них отвечает.

В какой-то момент все девочки-певицы садятся на стулья на авансцене и молча смотрят в зал. Проходит минута, вторая, третья, зрители начинают чувствовать неловкость, кто-то пытается хлопать. Этот элемент перформативности (разрушение четвертой стены, прямой контакт со зрителями) и определяет содержание сценического события. Хористки делятся с нами спектаклем. Обозначают, где будет происходить действие: не столько на сцене, сколько в воображении каждого зрителя.

Сцена – всего лишь мастерская воображения. Лаконичные подвижные декорации (столы, стулья, разноцветные планшеты, на которых можно нарисовать пейзаж) напоминают детскую комнату. Спектакль собирается и разбирается в ней как конструктор. А театральная условность трансформируется в условность детской игры, где связи между означающим и означаемым более подвижны и свободны. Внимание зрителя цепко захвачено происходящим, но его фантазии отпущены на волю. Хористки постоянно перестраивают пространство, переодеваются сами. Ненадолго выталкивают из хоровой массы протагониста, чтобы возник диалог в форме обманчиво детских вопросов-ответов (на самом деле цитируются тексты Жан-Жака Руссо, Йозефа фон Эйхендорфа, Адальберта Штифтера, Гертруды Стайн, Алена Роб-Грийе, Марины Абрамович, Иэна Макьюэна).

В чем смысл запретов. Зачем нужны деньги. Что такое смерть.

«О чем мечтают юные девушки? – О ноже и крови» – это автоцитата, диалог из ранней постановки Гёббельса, использованный теперь не как парадокс, но как указание на тайну, сопутствующую взрослению, которое и становится воображаемым сюжетом спектакля «Когда гора сменила свой наряд».

Но и взросление – всего лишь частный случай. А главный вопрос – что такое время? Его не задают со сцены, но он переживается зрителем. Формирует субъективную реальность спектакля, осуществляющегося не как действие, но как размышление.

«Когда гора сменила свой наряд» – театр, событием которого является мысль. Не в том смысле, что, глядя на сцену, вы спрашиваете себя, что бы это значило. А в том, что подключаетесь к сформированному хором океану воображаемого. Становитесь частью Соляриса. И в этом качестве способны помыслить о том, перед чем индивидуальное сознание обычно пасует. А потому ответ на вопрос о том, что такое время, возникает сам собой – как ощущение бессмертия. Хотя бы на тот миг, что длится спектакль.

Новый контекст

Спектакль «Когда гора сменила свой наряд» показан в новой для «Золотой маски» программе «Контекст». В нее включаются зарубежные спектакли, которые, по мнению кураторов, «предлагают нам понимание театрального языка и театральной действительности». Немецкий режиссер и композитор Хайнер Гёббельс уже знаком московской публике (на гастролях у нас были его спектакли «Хаширигаки», «Эраритжаритжака», «Вещь Штифтера»). Но каждый проект Гёббельса отличается новым подходом, каждый раз это изобретение другого театрального языка. Неизменным остается лишь важность музыкальной составляющей. «Когда гора сменила свой наряд» – совместный проект немецкого фестиваля «Руртриеннале» и словенского вокального ансамбля «Кармина Словеника».



оригинальный адрес статьи

Пресса