20 апреля 2015

Каждый третий - лучший!

Ольга Егошина | Газета «Новые известия»

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла 21 церемония вручения театральной премии «Золотая маска». Церемония, срежиссированная Ниной Чусовой, шла в бодром и деловом темпе (лауреаты шутили, что по инструкции их речи у микрофона не должны были превышать 30 секунд). Не обошлось и без скандала. Выход на сцену Министра культуры Владимира Мединского и актрисы Дарьи Мороз вызвал бурные волнения и женский вопль «Верните «Тангейзера»!». Зал поддержал инициативу продолжительными аплодисментами. Министр мужественно выстоял шквал и свое выступление начал словами: «Я долго ждал той минуты, когда министра культуры будут встречать аплодисментами».

Открывая торжественную церемонию, директор «Золотой маски» Мария Ревякина озвучила внушительную цифру в 636 спектаклей, отсмотренных для конкурса на видео и вживую двумя экспертными советами. Из них в афишу «Маски» были отобраны почти 60 постановок. То есть «лучшим спектаклем» оказался практически каждый шестой просмотренный экспертами. Чтобы сократить количество обиженных в этом году «Золотая маска» добавила довольно загадочный Long list премии, куда вообще вошло около 200 наименований (то есть «лучшей» экспертами была призвана каждая третья увиденная постановка). Боюсь, если дело пойдет такими темпами, «лучшими» скоро окажутся все российские премьеры. И тогда конкуренция сама сойдет на нет, а стремление «Золотой маски» расползтись в бесконечность наконец увенчается полным успехом.

Тенденция к разрастанию любой ценой, стремление к экспансивному захвату любых территорий – будь то театральной самодеятельности или художественного перформанса – уже размыла границы профессиональной территории настолько, что из года в год все активнее звучат голоса с призывами либо снять слово «профессиональная премия», либо ужесточить требования и профессиональные критерии отбора.

Скажем, список «лучших режиссеров» в драме просто ошарашивает количеством имен. Во всем мире «лучших режиссеров», дай бог, наберется с десяток, а у нас – аж в два раза больше. Эксперты явно видят режиссеров там, где их и рядом не стояло.

А вот с ролями «второго плана» экспертный драматический совет явно перемудрил: на тридцать спектаклей нашлось всего два (!) исполнителя. Музыкальное жюри в аналогичной ситуации – их поставили выбирать в номинации «Работа композитора в опере» между мировым именем и нашим молодым композиторам – просто отказалось присуждать приз. Жюри драматическое, возглавляемое Анатолием Смелянским все-таки дало приз Геннадию Богачеву за роль Поросенка, который стал человеком («Алиса», БДТ имени Товстоногова). Также жюри наградило художника «Алисы» Марию Трегубову. Если честно, этот выбор для меня остался самым малопонятным: высокопрофессиональная и изобретательная работа Трегубовой все-таки явно уступала тем невероятным сценическим чудесам, которые развернул на сцене Карл Фильон в спектакле «Гамлет/Коллаж» (Театр Наций). Но – в сторону недоумения!

В БДТ уехали еще три маски за кукольный спектакль «Когда я снова стану маленьким», созданный режиссером Евгением Ибрагимовым, художниками Эмилем Капелюшем и Натальей Мишиной и сыгранный актером Тарасом Бибичем (маски, соответственно, за актерское мастерство, художнику и режиссеру). А лучшим спектаклем в куклах стала постановка «Куккафе «У. Шекспира» Ильи Эппельбаума и Майи Краснопольской (театр «Тень). По количеству «Золотых масок» этот маленький семейный театр может сравниться разве только с Санкт-Петербургским МДТ – Театром Европы.

В условиях демпинга понятия «лучший в профессии» и инфляционного роста количества номинантов жюри тоже приходится лавировать. Считается неполиткорректным отдать все маски в одни руки. Хотя, как показывает опыт и подсказывает здравый смысл, лучший спектакль, как правило, создается лучшей режиссерской работой, и работой художника, и работой исполнителей…

В этом году в конкурсе стоял «Вишневый сад» Льва Додина, шедевр, который как когда-то «Три сестры» Немировича-Данченко, на годы и десятилетия определит облик российского театра. Спектакль, где событийно играют Ксения Раппопорт и Данила Козловский: ни такой Раневской, ни такого Лопахина русская сцена не видела с полвека, если не больше. В результате жюри присудила «Вишневому саду» главную премию как «лучшему спектаклю». Остальные премии предпочло «раздать», чтоб не обидеть.

Премию за лучшую режиссеру получил Юрий Бутусов (похоже, жюри учло не только номинировавшиеся «Три сестры» в Ленсовете, но и его общую продуктивную работу в сезоне). За лучшую женскую и мужскую роли получили – Ксения Орлова за роль-подвиг в моноспектакле «Возмездие 12» (ЦДР) и Игорь Миркурбанов за роль Федора Карамазова в «Братьях Карамазовых» (МХТ имени Чехова). В номинации драма малой формы победил остроумный и необычный спектакль-квартирник семейного «Театро ди Капуа» из Санкт-Петербурга. А в номинации «Эксперимент» прелестная «история в 12 клеймах», поставленная Светланой Земляковой, – «Петр и Феврония Муромские» (Театр «Практика»). Специальными призами жюри отметило пронзительный «День города» Михаила Бычкова (Камерный театр, Воронеж) и изумительного актера Лаврентия Сорокина за роль Позднышева в «Крейцеровой сонате» («Глобус», Новосибирск).

Наконец, в этом году было как никогда много лауреатов за честь и достоинство: Зоя Виноградова, Армен Джигарханян, Валентина Найдакова, Майя Плисецкая, Ольга Седлецкая, Павел Хомский, Петер Штайн, Исаак Штокбант, Валерий Яковлев. Зал стоя приветствовал выход на сцену и уход с нее главных героев вечера.

Очередная «Золотая маска» завершилась (сетевые пугалки об ее упразднении отношу к проявлениям весенней паранойи). Так что сейчас самое время обсудить накопившиеся проблемы, учесть ошибки и перекосы, пересмотреть подходы и регламент, чтоб «Маска»-22 обрадовала не количеством, а качеством собранных работ.



оригинальный адрес статьи

Пресса