15 октября 2015

Сегодня на «Золотой Маске» — Театр «Мастерская Петра Фоменко»

Наталия Морозова | Интернет-портал Lsm.lv

В живописном саду Театрального музея, носящего имя одного из столпов латышского театра, Эдуарда Смильгиса, на фоне зеленого и голубого вспыхивали рыжими свечами клены, падали под ноги шоколадные детки каштанов, купались в прохладных солнечных лучах осенние цветы и разбросанные по бордюру фонтанчика яблоки и прочие дары природы.

Возвышаясь над собравшимися, чинно прогуливались по аллеям (в виде водруженных на шесты фотопортретов, которые несли запакованные с головой в разнообразные платья и костюмчики ученики Мары Кимеле, студенты Латвийской академии культуры) Станиславский и Дж.Джидинджер, Хаматова и Ивар Калниньш, Артмане и Раневская, Жагарс и сам Смильгис…

Все это сделало вчерашнюю торжественную церемонию открытия юбилейного фестиваля «Золотая Маска» в Латвии» особенно праздничной и какой-то по-домашнему уютной.

Российский посол Александр Вешняков приветствовал организаторов, гостей и участников, отметил огромный вклад фестиваля в налаживание и поддержание культурного диалога между нашими странами. И обещал поддерживать это замечательное мероприятие следующие десять лет. Выступили президент московской «Золотой Маски» Георгий Тараторкин и ее генеральный директор Мария Ревякина, а также бессменный руководитель латвийского фестиваля Юлия Лочмеле и представители его постоянного спонсора, «Северсталь». По команде было сдернуто белое покрывало – и перед народом явился подарок. Изготовленная по спецзаказу тематическая узорная чугунная скамейка, доставленная из легендарного города Череповца. Со знакомым изображением маски. После поднятия флага фестиваль был объявлен открытым, и торжество продолжил вернисаж (афиши показанных у нас за десятилетие фестивальных российских спектаклей), плавно перешедший в фуршет.

Уже через несколько часов в Большом зале Оперы народ наслаждался Вечером балетов Иржи Килиана в исполнении замечательных артистов московского Музыкального театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Чрезвычайно талантливый и самобытный хореограф представлен в нем также как сценограф и автор музыкальной концепции.

Описать это волшебство, эту гармонию пластики, эмоции, образа и музыки довольно сложно.

Оформление спектакля минималистическое, лаконичное и, в то же время, чрезвычайно выразительное. Взять хотя бы подвешенное над центром сцены кроной вниз «древа жизни» (а может, это его корни?), вокруг которого «летает» софит, напоминая о смене дня и ночи, смене лет – и о вечности.

Что касается хореографии, то, казалось бы, тут легко было впасть просто в гимнастику и аэробику, в шутовство, в цирк, — как это нередко и случается в «бессюжетном» современном танце. Дескать: а вот мы еще и так можем, смотрите, удивляйтесь! Но здесь не тот случай, когда прием ради приема, движение ради движения, оригинальная позиция, изобретательность и остроумие – ради них самих. Когда за этим всем ничего не стоит, с него начинается и им же все и заканчивается. И ты, сперва восхитившись, довольно скоро начинаешь скучать и задаешься вопросом – ну, и что, и зачем?.. У Килиана все идет от живого чувства, эмоции, переживания (которым сопереживает зритель), если хотите – философского осмысления человека и его жизни. Хотя окрашено это может быть в самые разные настроения.

Трагические размышления о стремлении к недостижимому, о взаимном притяжении-отталкивании мужчины и женщины, о том, что жизнь так похожа на сон в своей непредсказуемости — в завораживающих получасовых одноактниках «Восковые крылья» и «Бессонница».

С их неуловимо, как в замедленной съемке, перетекающими одна в другую позами, с четким и одновременно плавным ритмом движения нескольких танцевальных пар, охватывающего всю пространство сцены.

Когда Он и Она, тянутся друг к другу, кажется, каждой клеточкой тела, всеми фибрами души, — но что-то непреодолимое неизбежно отрывает их друг от друга с той же смертельной силой. Или, на грани сна и яви, человек извивается и кружится в попытке взглянуть на самого себя со стороны, удивляясь собственному телу, тень от которого падает на вертикальные полотнища.

За ними угадывается некая пустота, темное ничто, щели между полотнищами приоткрываются и это ничто затягивает человека, либо он устремляется в неизвестное сам.

Оттуда же появляются чьи-то то рука, то стопа или голова, а иногда эта пустота выталкивает и всего человека. А вот уморительно смешные и остроумные «Маленькая смерть» и «Шесть танцев» на музыку Моцарта – доброе подшучивание над человеческими условностями, церемониями, обычаями, милыми нашими нелепостями…

В обоих случаях танцовщики выполняют сложнейшие элементы и поддержки с той неимоверной легкостью, будто для них это так же просто и естественно, как здоровому человеку вдохнуть-выдохнуть. Но это та легкость, за которой стоят фантастическое мастерство и тяжелейший труд. Спектакль многонаселенный, но имен не называю, поскольку выделить все вместе и каждый по отдельности работали замечательно и кого-то сложно. Не удивительно, что после спектакля зал взорвался овациями и долго не отпускал артистов.

На торжественном приеме, данном в зале бельэтажа Рижской думой, г-н Ушаков поздравлял организаторов и участников фестиваля с юбилеем и обещал дальнейшую всестороннюю поддержку. Гости и хозяева вручали друг другу подарки. И еще раз искупали в аплодисментах великолепную московскую труппу.

А сегодня у нас день уникального московского Театра «Мастерская П. Н. Фоменко». Начался он с пресс-конференции в Театре Дайлес, где вечером «фоменки» дают классику, легендарную постановку своего учителя «Волки и овцы», с которой больше двадцати лет назад и начинался этот замечательный коллектив. Довольно долго спектакль играли на малых сценах, так что посмотреть его за эти годы удалось далеко не всем желающим.

Во всяком случае, билеты на нынешние представления в Риге и Вентспилсе очень быстро раскупили.

Вот уже три года как ушел из жизни Фоменко, но спектакль востребован и сохраняется в первозданном виде, и первый актерский состав (Мадлен Джабраилова, Рустэм Юскаев, Галина Тюнина, Полина Кутепова, Кирилл Пирогов и др.) выходит почти полностью. Сколько раз сыграли, никто ответить не может, сбились со счета. «Этим спектаклем мы встретили свою старость», - пошутил кто-то из актеров. Кстати, театр бывал в Латвии не раз, но впервые дает спектакль в сопровождении титров с переводом на латышский язык.

На вопрос Rus.lsm.lv о том, насколько трудно сохранять труппе дух своего Мастера, требует ли это каких-то особых усилий или данный им импульс был настолько мощным, что этой энергии хватит еще надолго, ответил Карен Бадалов, исполняющий роль Беркутова, соседа Купавиной. Он сравнил свой театр с домом, в котором живешь. В нем все время требуется что-то ремонтировать, что-то сажать на его территории. Но «Мастерская Петра Фоменко» создавался не как обычный академический театр, а во многом вопреки вещам, которые театру вредят. Их Фоменко из жизни труппы постарался исключить, составив некий кодекс. «Это кодек остался. Мы сохраняем свои традиции. И каждый день себя «ремонтируем», — заключил актер.

Андрей Воробьев, бессменный директор «Мастерской», в интервью для Rus.lsm подчеркнул огромную роль «Золотой Маски» в жизни своей труппы, всего российского театра, и даже театра вообще.

— Мне кажется, «ЗМ» является уникальным явлением культурной жизни нашего государства и мировой культурной жизни. Начиналось с малого, это был просто фестиваль, они оценивали творческий продукт, который создается ежегодно в нашей стране и награждали наиболее значимые с точки зрения своего жюри спектакли. А сегодня это не только главная театральная премия России, но еще и фестиваль. Причем, фестиваль международный. Благодаря ему удается не только найти и оценить наиболее удачные постановки, которые создаются ежегодно по всей нашей стране, но и показать эти спектакли. Московские и питерские – в городах периферии, периферийные — в Москве и Санкт-Петербурге, а также в других странах. Что чрезвычайно важно для театра.

Именно «ЗМ» осуществляет связь между деятелями одного и того же цеха, которые безобразно разобщены. Потому, что не хватает денег, не хватает тех самых организаций, которые должны поддерживать эту самую связь. А благодаря «ЗМ», спектакли, которые создаются где-нибудь в Омске, Новосибирске или Красноярске, оказываются на столичных подмостках. Для артистов это принципиально важно. А это огромная работа – подбор команды специалистов, критиков и людей из других профессий, которые отсматривают этот огромный продукт, который делается во всей России, потом делают свои предложения, потом жюри тоже все это отсматривает и выносит свой вердикт…

И там, где «ЗМ» и где его генеральный директор Мария Ревякина, всегда огромное количество спектаклей и других проектов, связанных также с кино, с выставками и т.д. Это всегда сгусток энергии и творчества. В этом смысле, Ревякиной, Георгию Тараторкину и «Золотой Маске» сегодня в России нет конкурентов.

— Но ваш театра последние десять лет также приезжает в Ригу и участвует в мероприятиях этого фестиваля здесь?

— Да, нам очень повезло. Во-первых, в Риге есть замечательный партнер «Золотой Маски» Юлия Лочмеле и ее прекрасная команда, великолепные специалисты. И Рига сама по себе является таким особенным городом, куда не привезешь посредственный спектакль, не то что откровенную халтуру, вроде некачественных антрепризных спектаклей. В провинции это как-то еще проходит, потому что дешевый продукт. А нормальная практика проката качественных спектаклей хороших драматических спектаклей там сведена к минимуму, потому что это всегда очень большая, сложная и очень дорогостоящая работа. И для этого нужны хорошие специалисты и должен быть сформирован довольно большой бюджет. К сожалению, сегодня, кроме «Золотой Маски», мало кто может себе позволить этим заниматься. А у вас этим занимается прекрасный коллектив. Это очень мощная, отлаженная как швейцарские часы, машина. Которой все равно свойственны и творчество, и чувство собственного достоинства. И совершенно не случайно, что «Золотая Маска» проводит юбилейное мероприятие в Риге, поскольку, мне кажется, это один из лучших городов для того, чтобы наиболее высококачественно и с внимание со стороны аудитории провести это мероприятие. Рижский зритель в числе приоритетных. Не так много городов, куда едешь с открытым сердцем, с ощущением счастья и радости. Вот Рига в числе таких городов.



оригинальный адрес статьи

Пресса