26 октября 2015

Провинция в театре

Ольга Сидорова | Интернет-портал Ptoday.ru

23 октября в Петрозаводске состоялась пресс-конференция фестиваля «Золотая маска», в тот же вечер журналистам показали отрывок из спектакля «Три сестры» Малого драматического театра, который вошёл в программу фестивального показа.

В Петрозаводске лучшие спектакли России, номинантов театральной премии «Золотая маска», смотрят уже в третий раз. Как сказала Наталья Яневская, «география проектов «Золотой маски» обширна. За 15 лет мы побывали более чем в 30 городах России. В прошлом году выступали в Южно-Сахалинске, Архангельске, в Красноярке, Омске…». В этом сезоне впервые фестиваль пройдёт в Костомукше. 29 и 30 октября на сцене культурно-спортивного центра «Дружба» московский театр Наций покажет комедию «Шведская спичка». И действительно, постановки фестиваля имеют успех – билеты в Музыкальный театр были распроданы ещё за месяц.

Особый доверительный тон пресс-конференции задала заместитель художественного руководителя Малого драматического театра Дина Додина. Она больше говорила не о театре, а о провинции в театре: «Мы приехали вчера вечером, и нам сразу показалось, что здесь живут люди, которые очень много работают. В пьесе «Три сестры» есть те самые вопросы, которые волнуют многих сейчас: почему мы стараемся быть порядочными людьми, много работаем, а жизнь всё равно не приносит счастья? Пока мы не встретили того города, где людей не заботит вопрос, что же нужно сделать, чтобы жизнь была счастливее. Не в смысле богаче или социально правильнее, а просто, чтобы ты утром просыпался и понимал, ради чего живёшь.

Когда в первый раз ехали в Москву со спектаклем «Три сестры», мы поняли, что уехать в неё – это вопрос крайне сложный. Даже если ты находишься в ней географически, всё равно та Москва, в которую хочется уехать – это больше мифическое понятие. Это место, где тебе, наконец, будет так хорошо, как когда-то мечталось в детстве, и оно есть у каждого, вне зависимости, живём ли мы в провинции или в столице».

Эту тему подхватила Мария Морозова, генеральный директор фонда Елены и Геннадия Тимченко. Она считает, что журналистам нужно больше рассказывать о тех, кто пытается что-то изменить в глубинке и привела в пример историю одного проекта фонда на Байкале: «Там жили ребята, которые не замечали той красоты вокруг себя, что их окружает. Они видели, что мало торговых центров, супермаркетов, у них бедно живут родители. Они считали время до того, как закончат школу, чтобы скорее уехать, потому что здесь нет будущего. Наш проект помог ребятам открыть историю своего края. И даже если они всё-таки уедут, у них больше не будет ощущения, что они покидают место, где было скучно, уедут, сохраняя связь с малой Родиной. Россия – это, в первую очередь глубинка, наши корни скорее там, а не в монстрах-мегаполисах. Мы с удовольствием делимся информацией и готовы рассказывать больше, чтобы люди не теряли веру».

Также Дина Додина рассказала, почему у питерского Малого драматического театра двойное название: «Театр Европы – звание, которое было присвоено ассамблеей Союза театров Европы в 1993 году. Всего таких театров в мире – три. Наш художественный руководитель Лев Абрамович Додин любит повторять, это звание «значит только одно: мы должны быть самым русским театром в Европе и самым европейским в России. На нас лежит двойная ответственность».

А вечером в Музыкальном театре Карелии состоялся прогон спектакля «Три сестры». В глубине сцены двухэтажный дом из тёмного дерева с пустыми оконными проёмами. Сквозь них виден стол, который растянулся на всю комнату. Всё серо и мрачно, как и одежда актёров, которые в доме накрывают стол белоснежной скатертью. Из украшений – только два золотистых самовара да каравай хлеба, которые выставляют в последнюю очередь. Одна из сестёр выходит ближе к краю сцены: «Отец умер ровно год назад, как раз в этот день, пятого мая, в твои именины, Ирина. Было очень холодно, тогда шёл снег…». Платья главных героинь так же аскетичны, как всё в постановке, глаз хочет зацепиться хоть за какую-то деталь, но её нет. Разве что серёжки, которые сильно блестят в темноте у Маши, героини Елизаветы Боярской. Но где же зрелище? Ольга, старшая сестра, жалуется, что из-за детей, которых она учит, чувствует «как из меня выходят каждый день по каплям и силы, и молодость» и хочет уехать… в Москву. Другая возражает, что лучше быть «не то, что человеком, лучше быть волом, простой лошадью, только бы работать, чем молодой женщиной, которая встаёт в двенадцать часов дня…». И каждый персонаж, который вот так искренне при тусклом свете прожектора на самом краю сцены рассказывает о своих грустных мыслях о жизни, вдруг кажется особенно близким. Сидя на седьмом ряду я замечаю, как у Маши стоят слёзы в глазах… На сцене совсем нет отвлекающих декораций, как и в словах – бутафории. Все спецэффекты – в игре актёров, в том, что и как они говорят. За полчаса спектакля около пяти раз кто-нибудь из них проходит сквозь зрительный зал на сцену и как будто в нетерпении начинает говорить текст своей роли уже между рядами. Чувство честности, душевности возникает практически мгновенно ещё и благодаря тому, что герои общаются друг с другом на краю авансцены. В доме без окон они веселятся и пьют, но чаще выходят сюда, ближе к зрителю. Здесь, над самой рампой закреплены две скамейки, на которых актёры любят посидеть и говорить серьёзно словами Чехова о вопросах, ответы на которые за 100 лет мы так и не нашли. «Три сестры» – трудная, но живая постановка европейского Малого драматического театра, которую стоит посмотреть каждому.



оригинальный адрес статьи

Пресса