12 ноября 2015

Провинциальный маскарад

Елена Смородинова | Журнал «Русский репортер»

География

По списку номинантов можно отмечать новые города на театральной карте России. Практически в равных пропорциях представлены Москва и регионы. Более того, многие из них дебютируют в масочной гонке.

Так, на звание лучшего драматического спектакля большой формы шорт-листа наряду, например, МХТ им. А.П. Чехова или петербургским БДТ им. Г.В. Товстоногова, претендуют Драматический театр из Минусинска, Русский драматический театр Удмуртии из Ижевска, театр драмы им. Чехова из Серова. А за премию в драме среди спектаклей малой формы с московскими, петербургскими, новосибирскими и ярославскими соперниками поспорят работы театров «Грань» из Новокуйбышевска и Башкирского театра драмы им. М. Гафури из Уфы. Такого географического разнообразия «Золотая маска» еще не знала.

В списке номинантов музыкального театра лидирует Урал: обильно представлены Екатеринбург, Пермь, Челябинск, а Пермский театр оперы и балета с 26 номинациями обогнал Большой, представленный «всего» в 18 номинациях.

Если говорить о танце, современном или балете, то тут регионы уверенно «сделали» обе столицы: из 18 работ лишь четыре сочинили в Москве, всего одну поставили в Петербурге, две спродюсировал между США и Россией современный Дягилев Сергей Данилян, остальные 11 — спектакли из регионов.

Равенство

Список тех, кто претендует на звание лучшего режиссера, пример практически идеальной истории про равенство. Здесь имена режиссеров разных школ, менталитетов и стран. Тут и мировые суперзвезды Роберт Уилсон и Ромео Кастеллуччи, и украинец Андрий Жолдак, и дебютанты Айрат Абушахманов и Андреас Мерц-Райков.

А сам номинационный лист кажется кратким списком ярких имен каждого поколения режиссеров: старожилы отечественного театрального олимпа Кама Гинкас, Алексей Бородин и Валерий Фокин, «среднее поколение» Андрей Могучий, Юрий Бутусов, Сергей Женовач и Дмитрий Крымов и возмутители спокойствия, отказавшиеся участвовать в «Золотой Маске» следующего сезона Кирилл Серебренников и Константин Богомолов, и молодые экспериментаторы Дмитрий Волкострелов и Семен Александровский. Всего 23 имени, причем петербуржец Юрий Бутусов будет соревноваться с москвичом Юрием Бутусовым: на звание лучшего спектакля претендует «Бег» по Булгакову, поставленный в Театре им. Евг. Вахтангова и «Кабаре Брех», выпущенный с командой выпускников курса Бутусова в СПбГАТИ в Театре Ленсовета.

А за драматическую маску в номинации «Лучшая мужская роль» с Олегом Табаковым, Евгением Мироновым и Петром Семаком будет спорить Сергей Волков, исполнитель роли Брехта.

Серьезная конкуренция и в номинации «Лучшая роль второго плана», на которую в прошлом году претендовали всего лишь двое.

Разнообразно и в композиторской номинации. Здесь и автор музыки к мюзиклу «Все о Золушке», сочинитель эстрадных шлягеров Раймонд Паулс, и авангардисты Владимир Раннев и Борис Филановский, авторы двух из пяти эпизодов оперного сериала «Сверлийцы», которая появилась, кстати, не в музыкальном, а в драматическом «Электростасе» — Электротеатре «Станиславский».

Кстати, первый в России камерный мюзикл «Рожество О. Генри», претендующий на награду в номинации «Оперетта-мюзикл», тоже поставили не в музыкальном, а в драматическом Театре им. А.С. Пушкина в Москве.

Эксперимент

Премии в этой номинации, возможно, будут выданы в последний раз. Ходят слухи, что рабочая группа, которая была создана при участии Минкульта, готовит проект, в котором такой номинации не будет вовсе. Поэтому — спешите видеть.

К слову, «Эксперимент», с одной стороны, самая противоречивая номинация, а с другой, чуть ли не самая необходимая, потому что поощряет поиск, без которого невозможно развитие.

Очевидное слабое место номинации — трудность сопоставления. Например, за грядущую «Маску» поборются спектакль-прогулка «Remote Moscow» от знаменитых немцев Rimini Protokoll и русского импрессарио Федора Елютина и спектакль «Прикасаемые», созданный Театром Наций совместно с фондом поддержки Слепоглухих «Со-единение», и совершенно непонятно, как сравнивать эти проекты. С другой стороны, если номинация «Эксперимент» была бы отменена, эти проекты не могли бы попасть в шорт-лист в принципе, а «Золотая маска» не имела бы возможности поддерживать самые передовые явления на российской сцене.

Пьяные и самоубийца

Выбор «Русского репортера»

«РР» отобрал десятку номинантов, заслуживших свое место в этом списке благодаря новаторскому, а кое-где и реформаторскому подходу к искусству.

Заниматься угадыванием лауреатов дело неблагодарное, поэтому отдел культуры «РР» предлагает свой, субъективный и неранжированный, список спектаклей-номинантов, которые смогли стать еще и новыми точками отсчета в российском театре.

«Пьяные» (Андрей Могучий, БДТ им. Г.В. Товстоногова. Санкт-Петербург)
Как пару сезонов назад «Добрый человек из Сезуана» Юрия Бутусова дал понять, что московский Театр им. Пушкина теперь категорически нельзя считать бульварным, так «Пьяные» зафиксировали курс на обновление и возрождение петербургского БДТ им. Г.В. Товстоногова, который в 2013 году возглавил Андрей Могучий.

«Сказки Пушкина» (Роберт Уилсон, Театр Наций, Москва)
Писать о космосе, который создал в Москве на основе сказок Пушкина суперзвездный американец Роберт Уилсон, уже давно общее место, а не писать невозможно. Но лучше просто посмотреть.

«Юбилей ювелира» (Константин Богомолов, МХТ им. А.П. Чехова)
Лучший бенефисный спектакль Москвы с Олегом Табаковым в главной роли, в котором Богомолов переворачивает представление о том, каким может быть бенефис.

«Беккет. Пьесы» (Дмитрий Волкострелов. ТЮЗ им. Брянцева, Санкт-Петербург)
Даже далеким от актуального искусства и всяких постдраматических штучек стоит обратить внимание на спектакль, для которого специально впервые были переведены на русский язык девять коротких пьес классика европейского модерна и постмодерна Сэмуэля Бэккета.

«Самоубийца» (Сергей Женовач, Студия театрального искусства, Москва)
Сергей Женовач не только поставил спектакль, удивительно точно говорящий о нашем сегодня, но и смог изменить «несчастливую» репутацию «Самоубийцы: пьеса, написанная в 1928 году Николаем Эрдманом при жизни автора не печаталась и не ставилась, а постановки «Самоубийцы» либо снимались, либо запрещались до выхода.

«Сатьяграха» (Театр оперы и балета, Екатеринбург)
Именно с этой постановки единственной в мире оперы на сакскрите начинается знакомство российского зрителя с творчеством композитора Филипа Гласса.

«Оранго. Условно убитый» (Театр оперы и балета им. Чайковского, Пермь)
Первая постановка по возрожденным партитурам Шостаковича балета «Условно убитый» и оперы с танцами «Оранго».

«Татьяна» (Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Москва)
Неожиданная интерпретация Пушкина от легенды мирового балета Джона Ноймайера с Дианой Вишневой в главной роли.

«Герой нашего времени» (Большой театр, Москва)
Мировая премьера Лермонтова на балетной сцене.

«Рожество О. Генри» (Театр им Пушкина, Москва)
Первый в России камерный мюзикл, играющийся на крохотной сцене филиала Театра им. Пушкина с небольшим оркестром.



оригинальный адрес статьи

Пресса