17 февраля 2016

Фавориты «Золотой Маски»

Наталья Витвицкая | Журнал «Ваш досуг»

Фестиваль «Золотая маска» — редкий случай оценить не только лучшие московские спектакли, но и сливки театрального мейнстрима других городов.

«Zholdak dreams»
Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова (Санкт-Петербург) на сцене Театра наций
Скандально известный Андрей Жолдак — режиссер-провокатор, разрушитель всех возможных канонов и традиций. Его «Zholdak dreams» меньше всего похожи на спектакль, скорее на голливудский блокбастер. И хотя в основе комедия Карло Гольдони «Слуга двух господ», от нее мало что осталось. Остроумным действием заправляют два черных ангела, герои разговаривают репликами из кинохитов (их озвучивают в режиме реального времени), футуристическая сценография напоминает о «Матрице», а Труффальдино и вовсе выходит в открытый космос. Посыл бешеного театрального ребуса не ясен, но скучать во время действия не будет никто.

«Алиsа»
Театр юного зрителя (Красноярск) на сцене Театра наций
Фантастически красивый спектакль, составляющий реальную конкуренцию любому шоу «Цирка дю Солей» или постановкам французского сказочника Филиппа Жанти. Технически «Алиsа» режиссера и художника Даниила Ахмедова очень любопытна, это идеальный «новый цирк», в котором трюки заменяют реплики, а костюмы — характер. Героиня Кэрролла здесь на самом деле летает, громадная гусеница жует траву, а улыбка Чеширского Кота «плавает» в воздухе. Знатоки заметят участие Романа Феодори, худрука Красноярского ТЮЗа, который обожает визуальные метаморфозы и сказки для взрослых.

«Кабаре Брехт»
Театр им. Ленсовета (Санкт-Петербург) на сцене Театра им. А.С. Пушкина
Любимец обеих столиц режиссер Юрий Бутусов поставил биографию Брехта, сделал видимым его гражданский пыл и публицистический пафос. Кабаре на сцене — как модель мира, населенного героями брехтовских пьес. Все они будут кричать строчки дневников писателя и исполнять зонги на немецком, английском, французском и русском языках. Параллели с сегодняшним днем неизбежны — это громкий спекталь-концерт против политической лжи, фашизма и войн.

«Элементарные частицы»
Театр «Старый дом» (Новосибирск) на сцене театра «Студия театрального искусства»
Документальный спектакль про историю новосибирского Академгородка, построенного учеными для ученых. И первая попытка театрального осмысления феномена «последней советской утопии». Специально для этого проекта Вячеслав Дурненков, пионер «новой драмы» и обладатель всевозможных наград в мире современной драматургии, написал текст, основанный на архивных документах, книгах и интервью с очевидцами и участниками дела «Письмо сорока шести» (в феврале 1968 года 46 сотрудников СО АН и преподавателей НГУ подписали письмо с протестом против судебного процесса над московскими диссидентами). За режиссуру отвечал Семен Александровский, режиссер и член той самой «Группы юбилейного года» (работавшей в Театре на Таганке после скандального ухода Юрия Любимова).

«Remote Moscow»
Rimini Protokoll (Германия) и Федор Елютин (Москва)
Спектакль-променад швейцарско-немецкой команды Rimini Protokoll существует в 20 мегаполисах мира, и наконец дошла очередь до Москвы. «Наша» версия претендует на «Маску» в номинации «Эксперимент». Участники надевают наушники и отправляются исследовать улицы столицы. Их ведет компьютерный голос, иронизирующий надо всем вокруг (предлагающий, к примеру, подумать о месте для будущей могилы). «Remote Moscow» соединяет в себе элементы спектакля, экскурсии, компьютерной игры и квеста. Декорации здесь — улицы города, актеры — все прохожие, реквизит — элементы окружающей реальности.

«Земля»
Александринский театр (Санкт-Петербург) на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда
Нашумевший питерский спектакль авангардиста и адепта физического театра Максима Диденко. В спектакле (номинация «Эксперимент») по мотивам одноименного фильма Александра Довженко о коллективизации как нельзя кстати пришлась облюбованная режиссером эстетика 1920-х и 1930-х. Все начинается как спортивная игра между командой «синих» и командой «красных», а завершается смертельной схваткой за землю, спрятанную под спортивным помостом. Ту, в которой все начинается и которой все заканчивается. Спектакль завораживающий и страшный, он — об инстинктах силы и отсутствии жалости во времена перемен.

«Маленькие трагедии»
Русский драматический театр Удмуртии (Ижевск) на сцене РАМТа
Недавно назначенный главный режиссер драмтеатра Удмуртии Петр Шерешевский «выстрелил» первой же премьерой. Труппа встрепенулась, зритель стал голосовать рублем, а критики предложили «Маску». Все дело в том, что Шерешевский поставил спектакль, согласуясь с общемировыми театральными трендами. Перенес место действия классики в современность, оставив неизменным главную идею. В случае с пушкинскими «Маленькими трагедиями» — идею о роке, который неумолим ко всем и во все времена. В спектакле Моцарт творит сегодня, Сальери дает пресс-конференцию, а «Реквием» заглушает хит Григория Лепса про «рюмку водки на столе».

«Маскарад. Воспоминания будущего»
Александринский театр (Санкт-Петербург) на сцене МХТ им. А.П. Чехова
Худрук Александринки Валерий Фокин осуществил то, что казалось невозможным: реконструировал самый красивый и самый дорогой спектакль в истории русского театра — «Маскарад» Мейерхольда, поставленный в феврале 1917 года. Но Фокин не был бы Фокиным, если бы сделал это только ради внешних эффектов. Новый «Маскарад» обращен в современность — костюмы и бутафория те самые (воссозданы по эскизам Александра Головина), зато Арбенин разговаривает языком криминальной драмы. И, наконец, самое главное — довлеющее надо всем, абсолютно сегодняшнее чувство близкой катастрофы.

«Пьяные»
Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова (Санкт-Петербург) на сцене Театра им. Моссовета
Настоящий хит обновленного БДТ — спектакль отчаянного авангардиста Андрея Могучего по пьесе Ивана Вырыпаева. Впервые режиссер, обожающий разного рода эксперименты, ничего в авторском тексте не менял и никакого фантастического места действия не выдумывал. Герои — сильно пьяные люди, говорящие ровно то, что думают. Получается у них, само собой, и смешно, и наивно. Но еще — беспощадно по отношению к себе и к жизни вокруг. Могучий усилил неявный смысл вырыпаевского остроумного опуса: свобода от предрассудков — огромное счастье. Которое дано только нетрезвым.

«Беккет. Пьесы»
Театр юных зрителей им. А.А. Брянцева (Санкт-Петербург) на сцене КЦ «ЗИЛ»
Если вы никогда не видели спектаклей Дмитрия Волкострелова, самого спорного молодого режиссера обеих столиц, этот спектакль — идеальный шанс исправиться. Волкострелов в присущей ему отрешенной и минималистичной манере перенес на сцену поздние пьесы Беккета. В них нет ни сюжета, ни действия, одни только тревожные обрывки фраз. Мир родоначальника абсурда Беккета показан максимально точно — на условных сценах (спектакль играется одновременно в нескольких залах) почти ничего не происходит, порой зритель и вовсе погружен не только в тишину, но и в темноту. Идеальный спектакль, окунающий зрителя в его «я» и собственные комплексы.

«Месяц в деревне»
м Театр драмы им. Ф. Волкова (Ярославль) на сцене МХТ им. А.П. Чехова, Малая сцена
Как всегда грубоватый и чувственный спектакль худрука знаменитого Волковского театра. На этот раз на «Маску» (на которой он завсегдатай) режиссер-провокатор Евгений Марчелли привозит тургеневскую пьесу о нескучной жизни дачников-дворян. Все лирические кружева режиссер смял за ненадобностью, на сцене вульгарные порывы, пошлые страсти и голая физиология. Женщины мучаются от желания и нерастраченных чувств, мужчины слабы, безвольны и ничем не примечательны. Вся нелицеприятная правда про отношения — как на ладони.

«Теллурия»
Александринский театр (Санкт-Петербург) на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда
Обжигающе красивый спектакль по антиутопии Владимира Сорокина от Марата Гацалова. Руководитель Новой сцены Александринки, режиссер-экспериментатор и мастер стилистических метаморфоз придумал для рассказа о новом русском средневековье идеальные декорации — круглая комната, полная зеркал. Зрительские стулья и места для актеров здесь же, вперемешку. Все двоится и движется в этом зазеркалье, сюжет теряется, герои появляются и исчезают. Помимо выдающихся актерских работ, нельзя не отметить труд художников-технологов. Более технически сложный спектакль трудно себе представить.



оригинальный адрес статьи

Пресса