22 февраля 2016

Для знатоков или для зевак?

Наталья Зимянина | Газета «Играем сначала»

Фестиваль, определяющий лидеров российского театра, с первых же дней окунул зрителей, как в сказке, в воду мертвую и воду живую.

Ежегодный театральный фестиваль лучших спектаклей «Золотая Маска» – сам по себе перформанс. Для завсегдатаев он тянется уже целых 22 года. И в этом многолетнем грандиозном ярком представлении есть свои постоянные герои, свои честолюбцы и скромняги, лидеры и лузеры и… своя драматургия.

Осенью его сотряс грандиозный скандал после окрика из минкульта, что в «Маске», де, окопалась те, кто «системно поддерживает постановки, которые очевидно противоречат нравственным нормам, провоцируют общество, поддерживая лишь радикальный эксперимент». Как по заказу, нынешний фестиваль начался двумя оперными спектаклями, явившими собой два противоположных полюса. Один – традиционная постановка, другой – вызывающая (теперь уже читай: баламутящая). При равном музыкальном качестве зритель искушенный скорее предпочтет необычность. Тогда вопрос: кому же предназначены спектакли «Маски»? Вот этому забубенному театралу, знающему классический текст наизусть? Или тому, кто просыпается раз в год, чтобы «сходить на «Маску»? 4 февраля «Пиковую даму» Чайковского показал Самарский театр оперы и балета, который не был в Москве 35 лет. Что объяснимо, если эта постановка – его лучшее достижение за прошедшие долгие годы. В добротно сделанном спектакле (режиссер Михаил Панджавидзе) ничто не взволновало. Герман поначалу фальшивил так, что многие в антракте покинули зал. Оркестр под управлением опытного Александра Анисимова будто стушевался, так до конца и не придя в чувство. При всех попытках воссоздать на сцене атмосферу Петербурга, а также сделать спектакль «побогаче», налет провинциальности был почти невыносим. Будь исполнение на высоте – зал закрыл бы глаза на то, что критика еще совсем недавно не стеснялись называть вампукой.

Прощаешь же другому спектаклю – «Дон Жуану» Пермского театра оперы и балета им. Чайковского (12 февраля) – навязчивую избыточность стандартных пустотелых манекенов как основного антуража. К тому же все эти торсы, руки-ноги-головы то и дело обыгрываются смешно, иногда гомерически смешно. Опера смертельно серьезная вышла вместе с тем забавной и зрелищной, вполне отразив уникальное свойство Моцарта легко переключаться с трагедии на комедию и обратно.

Но главное – это, конечно, не превзойденная в России музыкальная сторона спектакля под руководством худрука театра дирижера Теодора Курентзиса. Всего один показ «Дон Жуана» (с прямой трансляцией в кинотеатрах Москвы и России) стал выдающимся культурным событием столицы. Поразительно, сколь совершенно, точно по стилю и смыслу, играет оркестр MusicAeterna. Его драйв заражает и консервативных опероманов-тугодумов, и последние остатки хипстеров с ветерком в голове, для которых сам экстравагантный маэстро – фигура культовая. Курентзис интересен всем!

Обе выдвинутые на «Маску» певицы – Надежда Павлова (Донна Анна) и Наталья Кириллова (Эльвира) восхитили умением почти имитировать музыкальные инструменты – так вписывались их голоса в нужный тембр. Бесподобно естественно звучали и труднейшие ансамбли.

При этом театр, изумляя, ни на секунду не переставал быть театром (режиссер – смешливая аргентинка Валентина Карраско). Все герои, кроме Дон Жуана, облачены здесь в разные ортопедические устройства – так обозначена несвобода людей от ими же введенных запретов, которые, всем на зависть, так легко переступает главный герой.

На пир к Дон Жуану из зала вдруг вваливается на сцену большая пестрая группа вольных разгильдяев – здесь и трансвестит, и хиппи, и буддист, и девушка с надписью Femen на животе… Мой внутренний цензор сурово подсказал: в наши времена настойчивой посредственности такую отвязную картинку мы видим, возможно, в последний раз. А ведь кто бы еще пару лет назад мог подумать, что развернутое во всю сцену этими весельчаками полотнище с надписью «Viva la Liberta!» (подлинный текст хора) вдруг выстрелит в зал чем-то до слез отчаянным. И… даже это, как ни удивительно, оказалось созвучно Моцарту, прожившему жизнь вечно зависимого человека.

Итак, что же и для кого должна показывать «Маска»? Если уж традиционные спектакли без режиссерских изысков – то, будьте добры, без нафталина и при соблюдении пристойной музыкальности. Но чтобы выявить талантливые дерзкие, острые постановки, нужен особый труд, вкус и внимание экспертов. А привозить на фестиваль спектакли для неразборчивых зевак ради внехудожественных целей «равноправия» – это уж последнее, до чего может опуститься наш фестиваль, которому предстоит во что бы то ни стало сохранить свое неспокойное, интригующее разнообразие.

;

Пресса