Пресса

2 ноября 2016

Борьба за «Маску» обострилась

Майя Крылова | Интернет-издание «Teatral-online»

Экспертный музыкальный совет этого сезона на заре своего существования обошелся без острых публичных конфликтов, в отличие от совета по драматическому театру. Но коллеги работали при драматических обстоятельствах: в разгар отбора был злодейски убит один из отборщиков, петербургский критик Дмитрий Циликин. Да и разнородные вкусы и убеждения экспертов предвещали нешуточную борьбу за шорт-лист. Но, судя по итоговым спискам, профессионализм общего голосования и здравый смысл, как правило, побеждал отдельные вкусовые пристрастия.

В оперных номинациях числятся тринадцать спектаклей из семи городов. Как минимум два из них москвичи возможно, не увидят (и тогда жюри будет командировано): «Симон Бокканегра» Мариинского театра по формату с трудом влезает на какую-либо сцену, кроме родной, а пермская «Травиата» Уилсона и Курентзиса требует пять дней монтировки. Такое время вряд предоставит – в качестве прокатной площадки – любой подходящий московский театр. Тем не менее, возможность остается, и переговоры с театрами ведутся. Но конкуренцию может составить мастерски поставленная Ричардом Джонсом опера Генделя «Роделинда» из Большого театра, который в этом году одержал безоговорочную победу по числу номинаций – их 28.

Кроме оперы Генделя, в шорт-лист вошла «Катерина Измайлова» в режиссуре Римаса Туминаса. Этому спектаклю Большой придает особое значение: именно его намечено везти в Париж на гастроли в 2018 году, а в ближайшее время постановка Туминаса будет показана по каналу Mezzo. Другая редакция той же оперы Шостаковича – «Леди Макбет Мценского уезда» – приедет из Самары. Сразу два «Осуждения Фауста» – Питера Штайна в Большом и Константина Балакина в Астрахани – дают разные трактовки музыки Берлиоза. Театр «Геликон» представлен не работами Дмитрия Бертмана с оперной классикой (они в итоговый список не попали), а камерной современной оперой «Доктор Гааз». По праву числятся в шорт-листе «Саломея» Екатерины Одеговой в Новой опере и «Кармен» из Екатеринбурга. Последний спектакль – в постановке Александра Тителя – частично компенсирует для него отсутствие в номинациях московских премьер режиссера. Столичный Музыкальный театр на этот раз представлен только оперой «Манон», сделанной режиссером из Риги. Достаточно неожиданной, но приятной новостью представляется участие Башкирского оперного театра, с двумя спектаклями. Что касается отсутствия в номинациях неровного, но интересного спектакля Тимофея Кулябина «Дон Паскуале», то об этом можно спорить.

Балет в номинациях представлен довольно скупо, пятью названиями, но сказать, что эксперты упустили что-то крайне необходимое, тоже невозможно. Споры наверняка велись вокруг «Лебединого озера» из Перми, но – в результате – не в пользу последнего. Остались за бортом два забавных «Медных всадника» – из Мариинского и Михайловского театров. Что один из трех балетов «Вечера современной западной хореографии» в Большом театре, а именно – балет Килиана) не попал в список – закономерно, учитывая не особо высокое качество исполнения. Зато в него попали «Вариации на темы Франка Бриджа» и «Совсем недолго вместе» – два небольших, но замечательных балета. Фаворит последних масочных фестивалей, хореограф Вячеслав Самодуров представлен двумя постановками – в Екатеринбурге («Ромео и Джульетта») и в Москве («Ундина» в ГАБТе). Это, несомненно, увлекательная театральная интрига, поскольку мнения прессы об «Ундине» после премьеры разделились. На этом фоне шансы на победу петербуржца Антона Пимонова (балет «Скрипичный концерт номер 2», Мариинский театр) представляются не очень большими.

Афиша современного танца шире балетной – девять названий. Она свидетельствует, что понятие «современный танец» экспертами трактовалось предельно широко и это абсолютно соответствует реальному положению дел в этом виде искусства. Например, спектакль о Ван-Гоге играют в казанском драматическом Театре юного зрителя, а главную – и единственную – роль в постановке костромской труппы «Диалог данс» играет местный продюсер. Участие компаний из Омска и Вологды удачно расширяет географию Маски. Спектакль Андрея Кайдановского «Чай или кофе», обративший на себя внимание на Мастерской молодых хореографов в Музыкальном театре, можно считать российским открытием талантливого автора. Только непонятно, что будет делать жюри с частными балетными номинациями, в которых – по положению «Маски» – нет разделения на балет и современный танец. И оттого «классики» из Большого театра на равных соревнуются с «современниками» (с вышеупомянутым продюсером, например).

Четыре названия в номинации «оперетта-мюзикл» дадут возможность увидеть постановки из Москвы («Преступление и наказание», Театр мюзикла), Самары («История лошади» в Театре драмы), Красноярска («Биндюжник и король», Театр юного зрителя) и Петербурга («Белый. Петербург», Театр музыкальной комедии). Важной представляется номинация «композитор в музыкальном театре». На этот раз соревнуются пять сочинителей: Эдуард Артемьев, Александр Маноцков, Эльмир Низамов, Алексей Сергунин и Георгий Фиртич. И невозможно не порадоваться, что в частных номинациях можно услышать, как поют Надежда Павлова и Липарит Аветисян, Дмитрий Белосельский и Джон Дашак, Ксения Дудникова и Руксандра Донозе. И увидеть танец Екатерины Крысановой, Дениса Савина и Виктории Терешкиной.




оригинальный адрес статьи