4 марта 2017

«Золотая Маска». День седьмой. Из строптивой в сломленную.

Ольга Завалишина | Интернет-издание «КультМск»

Центре имени Мейерхольда продолжаются показы Маски Плюс. 2 марта зрителей ожидал итальянский взгляд на шекспировскую комедию.

Алессандра Джунтини, режиссер спектакля «Строптивая» Курганского государственного театра драмы, определила жанр своей работы как «розовая социальная трагикомедия», более четкую и ёмкую характеристику подобрать невозможно.

Действие начинается в психиатрической больнице, несколько рядов люминесцентных лам под потолком, белоснежный задник сцены и пол из плиток такого же цвета. Наверху, на перднем плане, присборен красный занавес, которые в своё время упадет и развернется десятками сшитых между собой, застежка в застежку, бюстгалетеров.

Врач-психиатр разговаривает с пациенткой. Взгляд девушки блуждает, по лицу размазаны тушь и помада, она и есть главная героиня «Строптивой», Катарина (Ирина Храмова) которая постепенно вспомнит и расскажет свою историю.

Спектакль Алессандры Джунтини показывает на первый взгляд трогательную и смешную историю «Укрощения строптивой» совсем с другого ракурса. Режиссер не отходит от текста Шекспира, молодую свободолюбивую девушку, обладающую собственным мнением, как вещь отдают первому встречному в жены.

Когда на собственной свадьбе Катарина стоит на пуантах, нервно покачиваясь из стороны в сторону, вспоминаются девушки на высоченных шпильках, неуверенно ступающие по московской плитке, ради победы красоты и женственности в ущерб здравому смыслу.

Муж морит несчастную голодом, истязает лишением сна (между прочем, этой пыткой не гнушались как в фашисткой Германии, так и в подвалах Лубянки), и всячески демонстрирует жене ролевую модель «раб – хозяин», пока воля Катарины не будет окончательно сломлена.

В итоге девушка превращается в безвольную куклу, выполняющую все прихоти своего властителя и призывает других женщин подчинится.

В финальном эпизоде на белом экране – заднике сцены появляется видео-подборка, где женщины разного возраста вторят монологу Катарины о покорности мужу.

Нет ничего удивительного в том, что бедная девушка попадает в сумасшедший дом с биполярным расстройством. Вообще, жизнь Катарины изначально была сложной, общество презирало и отвергало её за нежелание вписываться в принятые рамки.

В спектакле подчеркивается пропасть между сестрами, Бьянка, окруженная кавалерами разговаривает со своим женихом, произнося лишь название нот, видимо для Катарины все их «ми-ми» звучат как какой-то дивный птичий язык. Стоит заметить, режиссер не осуждает Бьянку, просто показывает различие и предлагает принимать и уважать выбор обеих сестер.

Вернемся к сцене с опустившимся занавесом из бюстгальтеров, за ним выстраиваются женщины и произносят жуткие сексистские фразы из серии «пора рожать», «все бабы дуры» и тому подобное. На смену дамам приходят переодетые в платья мужчины и продолжают разговор темой «настоящий мужчина должен». Зал не смеется, на фоне разворачивающихся событий всё это звучит немного жутко.

Итальянский режиссер нашла очень правильный и тонкий подход к болезненной теме гендерных стереотипов. Алессандра просто показывается мир глазами Катарины, что не может не вызывать в зрителях сопереживания, а где появится сочувствие, там может и проступить мысль о существование истинного предназначения женщины, мужчины, любого человека. Быть счастливым и свободным.



оригинальный адрес статьи

Пресса