2 февраля 2009

Черт с трубой

Майя Крылова | РБК daily

В рамках фестиваля «Золотая маска» 3 и 4 февраля будет показана опера «Братья Карамазовы». Постановка Мариинского театра выдвинута на национальную театральную премию в четырех номинациях. Спектакли пройдут на сцене Музыкального театра им. Станиславского. Оба дня за дирижерским пультом — Валерий Гергиев.

«Карамазовы» — сочинение композитора Александра Смелкова, написанное им по заказу Мариин­ского театра. В принципе современная опера — нечастый гость на российских музыкальных сценах, так что сам по себе это факт отрадный. Партитура у Смелкова получилась узнаваемой. Сам театр анонсирует музыку оперы как художественный продукт, который «несет в себе отголоски многих жанров (от бытового романса до церковного пения) и стилистических веяний (от Мусоргского и Чайковского до Шостаковича)». Режиссер Василий Бархатов тоже не стал грузить публику сложными концепциями и оригинальной театральностью — он добросовестно проиллюстрировал Федора Михайловича. Постановщик чужд модной тенденции переносить время действия опер «про прошлое» в наши дни. У Бархатова все происходит во времена Достоевского, то есть в XIX веке, и спектакль, выдержанный в духе сугубо реалистического зрелища, похож на дайджест по роману. Даже не читавшим Достоевского можно не беспокоиться: текст либретто следует за текстом классика, герои, как им и положено, выпевают прозаические сентенции: «а вот возьму вашу ручку и не поцелую», «если нет бессмертия души, то все позволено» «видишь, какая я злая собака» и «вы главный убивец и есть». В трехчасовой опус удалось не только вместить все перипетии сюжета, но и включить «Поэму о великом инквизиторе», при которой на сцене возникает нечто вроде средневековой Испании.

По Достоевскому обитателей городка Скотопригоньевска обуревают нешуточные страсти. И в опере всё так же, даже с удвоенной силой, хотя внешне жизнь выглядит буднично-прозаичной: убийство и любовные интриги с грехом, как и поиски смысла жизни с раскаянием, происходят в гуще провинциального быта. Декорации сценографа Зиновия Марголина часто тонут в полумраке, который скрывает обшарпанные комнаты, несуразные балкончики на стенах маленьких домов и глухие заборы. Впрочем, доля мистики, вкрапленной в жизнь, в опере тоже присутствует. Черт в человеческом облике здесь курит и играет на трубе, Христос (скромно названный в опере Пришедшим) оживляет мертвое дитя и неприкаянно рыдает под забором, а зловещий инквизитор собственной персоной присутствует в суде над Митей.

В спектакле занят прекрасный певческий и актерский ансамбль. Мариинский театр обещал представить на гастролях в столице лучший состав исполнителей, так что меломанам наверняка удастся послушать Кристину Капустинскую (Грушенька), Алексея Маркова (Иван), Андрея Зорина (Смердяков), Андрея Попова (Черт) и Августа Амонова (Алеша). Стоит особо отметить тончайшую вокальную работу Николая Гассиева в роли Федора Карамазова (номинация «Золотой маски» на лучшую мужскую роль в опере).



оригинальный адрес статьи

Пресса