15 февраля 2005

С кого вы пляшете балет?

Майя Крылова | Независимая газета

Баланчин из Перми в споре с Баланчиным из Москвы и Петербурга

Уже не в первый раз эксперты "Золотой маски", довольные исполнением балетов Джорджа Баланчина в Пермском театре оперы и балета, включают уральско-американские танцы в фестивальную программу. В этом сезоне номинированный на "Маску" балет "Серенада" проходит по линии сразу двух фестивалей: выступление пермской труппы приурочено не к срокам проведения "Маски", а к музыкальному фестивалю "Крещендо". Оно и понятно: худрук "Крещендо" – пианист Денис Мацуев, тот самый, что солирует на фортепиано в "Балле империал", одном из двух произведений Баланчина, включенных в гастроли пермяков.

"Балле империал" – давняя работа театра, которая уже выигрывала "Золотую маску". "Серенаду", премьеру прошлого сезона, уральцам станцевать и проще, и сложнее того победного спектакля. Легче потому, что, во-первых, номинированный балет – почти сплошь женский, а женская часть труппы в Перми гораздо сильнее мужской, а во-вторых, этим спектаклем Баланчин начал свою работу в Америке, имея в распоряжении отнюдь не сильных танцовщиц. Так что технически балет достаточно прост. Вот стилистически – дело другое.

"Балле империал" в глазах наших артистов похож на каких-нибудь наяд или дриад из Петипа. Это имеет слабое отношение к правде, так что балет с трудом, но выдерживает безудержное "обрусение". "Серенада" же ни на что родное не похожа, она – образец чистого баланчинизма, когда длинные тюники и быстро перебирающие стопы принадлежат девушкам с психофизикой ХХ века. У нас, впрочем, всегда перевешивают привычки, и "Серенаду" российские танцовщицы неправомочно притягивают к "Шопениане", чего не избежали и пермяки.

И проблемы исполнительской техники наших театров не обошли Пермь. Слабо работающие стопы – вещь гибельная для хореографии Баланчина, а со стопами у нас традиционно плохо. Поэтому смотреть в пермской "Серенаде" надо на корпус и руки. Вот здесь заметны следы репетиторской работы постановщиков из Фонда Баланчина. О фирменной позе баланчинских балетов – по диагонали к зрителю и с акцентом на бедро – пермские танцовщицы вспоминают не реже, а то и чаще московских и петербургских товарок. Правда, они делают это по-русски и по-пермски: в середине "Серенады", там, куда Баланчин поместил финал музыки Чайковского, на сцене и не балерины будто, а березки на ветру. Или плакучие ивы. А номинантка "Золотой маски", главная солистка "Серенады" Елена Кулагина в принципе понимает, что делает, радуя во многих эпизодах, но местами пережимает с изобразительностью: глубоко "подводное течение" балета, предоставляющее возможность чуть намекнуть о неком любовном конфликте, у Кулагиной стало не намеком, а разговором в полный голос.

Неизвестно, что решит жюри "Маски": в ее афише есть и другие балеты кроме баланчинских. К сожалению, о Баланчине из ГАБТа речь вообще не идет: москвичи так плохо справились с его текстами, что вообще не попали в "Маску" со своими "Агоном", "Симфонией до-мажор" и "Кончерто барокко". Мариинский балет, конкурента Перми в Баланчине, автору этих строк довелось видеть в декабре прошлого года. Питерцы были лучше москвичей и уральцев, хотя и со своими недостатками, главный из которых – будничный подход к тексту: ну нате вам еще одного Баланчина из Мариинки. На этом фоне пермские артисты выигрывают в исполнительской честности и в интересе к предложенной работе – конечно, по возможностям труппы, но зато на пределе имеющихся сил.

;

Пресса