Пресса

29 мая 2018

Аскеза высоких технологий

Марина Шимадина | Информационный портал «Театрал»

Фестиваль «Золотая маска» совместно с «Черешневым лесом» привез в Москву спектакль знаменитого британского актера и режиссера Саймона МакБерни Encounter («Встреча»). В нем идет речь о фотографе, заблудившемся в джунглях Амазонки. Но настоящим сюжетом постановки, показанной на сцене «Мастерской Петра Фоменко», стало путешествие по закоулкам нашего сознания.

Спектакль МакБерни устроен как коробка с двойным дном, даже с тройным, если не больше. Стоя на практически пустой сцене, актер рассказывает, как прочитал книгу румынского писателя Петру Попеску «Лучезарная Амазонка», который, в свою очередь, описал удивительные приключения американского фотографа Лорена МакИнтайра. Тот отправился в джунгли по заданию редакции журнала National Geografic, чтобы найти загадочное племя майоруна, упорно не вступающее в контакты с белыми. Но неожиданно попал в психоделический трип вместе с племенем, которое пытается повернуть время вспять.

Категория времени как раз и занимает МакБерни больше всего. В его постановке несколько временных слоев. Во-первых, здесь и сейчас. Актер не перестает подчеркивать свое присутствие на сцене, перед публикой, демонстрируя, как устроен спектакль изнутри. Он раскрывает прием и обнажает технологии: на наших глазах шуршит бумагой, изображая треск костра, переливает воду в бутылках, будто журчит ручей. Одновременно МакБерни якобы находится в своей лондонской квартире и разговаривает с маленькой дочерью, которая никак не может заснуть. Потом беседует с автором «Блистательной Амазонки» -- их разговор мы слышим в записи. И наконец, изображает самого Лорена МакИнтайра, меняя свой высокий тембр на низкий брутальный баритон с помощью микрофона. Голоса наслаиваются друг на друга, создавая временную полифонию, где, как и в нашей памяти, события разных лет перемешаны и спокойно сосуществуют рядом.



Главный фокус этой постановки – современные бинауральные технологии. Каждому зрителю выдают наушники, но не для синхронного перевода. Работа со звуком, с голосом и его направленностью – важнейшая часть спектакля. Демонстрируя новейшую стереосистему, исполнитель дышит и шепчет зрителям то в правое, то в левое ухо, иногда заставляя оглядываться через плечо, настолько ярок эффект присутствия голоса в конкретной точке пространства. Но интересно, что даже будучи разоблаченными, эти сценические трюки не перестают работать. Даже наоборот. Понимая, как устроен фокус, мы с удовольствием поддаемся его иллюзии. Совмещая несколько потоков информации (в нашем случае – еще и русские субтитры), наше сознание создает полнометражный, цветной и объемный 3D-фильм.



И вот мы уже ощущаем себя в чаще тропического леса, слышим пение птиц, назойливое жужжание насекомых, от которых реально хочется отмахнуться, тревожные крики неизвестных животных. Вместе с МакИнтайром мы пробираемся сквозь непроходимые джунгли вслед за ускользающими людьми майоруна. Они не говорят ни на одном европейском языке, но зато умеют передавать мысли без слов, с помощью своего рода телепатии. Главный герой слышит мысли вождя Бородавочника прямо у себя в голове, а зрителям тоже кажется, что слова рассказчика не приходят к ним извне, а возникают изнутри.

Разница в том, что театр для этого эффекта пользуется новейшими технологиями, а люди майоруна пропагандировали отказ от любых плодов цивилизации, приносящей с собой лишь разрушения и смерть. Пытаясь повернуть время вспять, они идут к началу начал и избавляются по дороге от немногочисленного скарба, накопленного за долгие годы. В яростном порыве протеста против общества потребления актер тоже начинает крушить все на сцене и вот уже заносит молоток над мобильным телефоном, зал замирает в томительном волнении – ударит или нет, но тут раздается звонок… Мы не можем избавиться от своих привычек и облегчающих жизнь технологий, не можем все обнулить и вернуться к истоку, как племя майоруна. Но знание, что где-то такие люди существуют, уже внушает надежду.



оригинальный адрес статьи