29 сентября 2018

Интервью с артистами спектакля «Не всё коту масленица» в Костомукше

Алена Селезнева | Интернет-издание «64 параллель»

Сыграли нежно...

С 2015 года компания «Северсталь» поддерживает проведение театрального фестиваля «Золотая маска» в Петрозаводске и Костомукше. В этот раз к нам приехал спектакль Театра Моссовета «Не все коту масленица». Публика приняла артистов очень тепло, и актёры ответили нам тем же.

Спектакль был необыкновенный. Костомукшане очень чутко реагировали на реплики и движения актёров, каждого встречая овациями. Как потом признались актеры, оценив костомукшского зрителя в первые минуты спектакля, артисты за сценой решили: «Играем нежно».

После спектакля зрительный зал долго не отпускал моссоветовцев со сцены. Не обошлось без казусов: несмотря на многочисленные предупреждения, у кого-то в зале все равно звонил мобильный телефон. Евгений Стеблов отреагировал на звонок: «Вот же балбесы».

А представителям СМИ города удалось пообщаться с Еленой Валюшкиной, Евгением Стебловым, Марком Вдовиным и Александрой Кузенкиной на пресс-встрече, которая состоялась до начала спектакля. Мы приводим ту часть интервью, которая касается спектакля, сыгранного этим вечером на сцене КСЦ «Дружба».

Разговор об Островском

Именно со спектаклем «Не все коту масленица» Елена Валюшкина вернулась в театр Моссовета, в котором не играла уже три года. Получилось так, что она была занята только в «Ревизоре» с Гошей Куценко. Он ушел, потому что устал, Елена осталась без работы.

Елена Валюшкина: — Я ушла в свободное плавание, у меня было много антреприз, съемок. Как-то так три года существовала и думала, что уже не вернусь в Театр Моссовета. И вот прозвучало это заманчивое предложение, я подумала одну ночь и решила: а чего бы не вернуться? И у нас получился совершенно фантастический спектакль, скажу без ложной скромности.

Евгений Стеблов: — Сначала эту роль репетировала другая актриса, но там не сложилось.

Елена Валюшкина: — У нас безумно талантливый режиссёр Виктор Шамиров. Он необыкновенный, но очень сложный человек. Он вынашивает своё детище а потом говорит: «Ну и плывите, я не имею к этому никакого отношения». Он отпускает нас в свободное плавание и мы, нужно сказать, очень свободно себя чувствуем в этих жёстких рамках, которые он поставил. Это ему удается просто идеально. Мы настолько тонко чувствуем его сложную конструкцию, которую он сочинил и представил, в которой мы очень легко можем все находиться и играть.

Вопрос: — Островский же сложно пишет, помогал ли вам режиссёр?

Евгений Стеблов: — Это как для кого, для вашего поколения – сложно, для меня — легко. Молодые артисты задавали вопросы, некоторые выражения сейчас уже не в ходу. Приходилось объяснять. А для меня не сложные, ведь когда я был маленький, вокруг меня были люди, которые именно так и говорили, люди 19-го века, мои дедушки и бабушки. Я очень люблю Островского. А у Шамирова был шлейф авангардного режиссера, которого я немножко опасался. Но мы встретились, поговорили и как-то сразу я Виктору сказал: «Давайте попробуем». Он согласился недельку попробовать, но все заладилось с первого дня. Надо отдать ему должное, он очень любит Островского, тоже любит его литературную мелодику, ритм его речи. И он это делал с любовью. Я хотел упростить многоступенчатые словесные конструкции, но режиссёр попросил этого не делать. В результате встреча с Островским случилась.

Вопрос: — Вам разрешают импровизировать?

Евгений Стеблов: — Текст — нет. Это же Островский, импровизировать в каком понимании? Нельзя же текст коверкать, тогда это не классика. Импровизировать в прочтении сколько угодно, каждый спектакль по-разному идёт.

Марк Вдовин: — Скажите, можно сымпровизировать такой текст: «Кабы ежели б я не чувствовал, разве б я б смел?» В какой-то момент понимаешь, что сымпровизировать невозможно.

Евгений Стеблов: — Упростить-то можно, но это будет уже не Островский.

Александра Кузенкина: — В Островском есть определённая музыкальность. Когда я училась в Щепкинском училище, мне довелось много читать Островского, я играла сваху в «Женитьбе Бальзаминова». Честно сказать, я не понимала, было сложно читать и воспринимать. Режиссёр [Виктор Шамиров] с каждым из нас проделал огромную работу. В один момент казалось, что мы такие бестолковые, неталантливые, но эта встреча с Островским случилась.

Елена Валюшкина также уверена в музыкальности Островского и считает, что его нужно ставить, ставить и ставить. С ней согласен Евгений Стеблов, у обоих, естественно, большой опыт игры в пьесах классика. В спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше» Евгений Юрьевич играл с Фаиной Георгиевной Раневской в постановке Сергея Юрского. Спектакль был очень ярким и пользовался большим успехом.

Елена Валюшкина: — Это как Костомукшский заповедник — нужно сохранять и беречь, язык в том числе.

Вопрос: — Как вы относитесь к изменениям в современном русском языке?

Евгений Стеблов: — Конечно, язык упрощается, вульгаризируется. На мой взгляд, это мировая тенденция. Она связана со всемирной культурной деградацией и происходит во всех странах. Сказывается влияние английского языка, который гораздо проще. А наш язык — это же просто кладезь, одними и теми же словами, оборотами можно передать разный смысл.

Вопрос: — А что хотел донести Островский в пьесе «Не все коту масленица»?

Евгений Стеблов:
— Донести — это статья. Там мир целый: хочешь — одно донесёт, хочешь – другое, это многомерное пространство каждого классика.

Елена Валюшкина: — Спектакль чем хорош: в театре человек приходит, садится, и спроси потом у ста зрителей из зала «о чем ты подумал после него?», каждый ответит свое. Этот спектакль — наш сегодняшний день. Там нет ничего надуманного, ничего придуманного. Когда я перечитала пьесу, то подумала: «Мама дорогая, это же Островский все про меня написал! Откуда он знал?»

Евгений Стеблов:
— В советское время Островского часто разукрашивали, у нас не было понятия экономических отношений. Сейчас он актуален, как никогда. Он пронизан экономикой – стряпчие, заклад, собственность, сейчас это всё всем понятно. А тогда люди не очень понимали, эти экономические взаимоотношения, и артистам приходилось «давать дрозда».
В заключение встречи я не могла не спросить Елену Валюшкину о программе «Битва экстрасенсов», в трех сезонах которой она выступала в качестве ведущей: это шоу или настоящие медиумы?

Елена Валюшкина: — И то, и другое. Ведь все они разные, кто-то поисковик, кто-то медиум или провидец, а задания выдают всем одинаковые. Справиться всем просто невозможно. Скажу одно: не всегда в победители выходят самые лучшие, как и в жизни.

После разговора с артистами мне (и моим коллегам) невыносимо захотелось перечитать Островского.



оригинальный адрес статьи

Пресса