27 сентября 2018

Семь причин увидеть «Наш класс» на фестивале «Золотая Маска в Латвии»

| Интернет-издание «DELFI Showtime»

В Риге этот спектакль был распродан мгновенно. Активность проявила и публика Вентспилса. И лишь на последнее представление, которое артисты Государственного Академического театра имени Евгения Вахтангова дадут в Олимпийском центре Лиепаи 16 октября, еще есть билеты. Причем стоят они вдвое дешевле, чем в Москве.
Рассказывать о "Нашем классе" - дело неблагодарное. Не хватит слов, чтобы описать то эмоциональное потрясение, которое он вызывает. Зрители плачут. Но главное не это. Зрители головой и сердцем, всем своим существом включаются в события, случившиеся давным-давно. Представляют себя на месте героев. Пытаются понять, как поступили бы сами. Мучаются, не получив однозначного ответа. Спасительного ощущения, что эта история не про нас, что человечество за последние десятилетия стало мудрее и добрее, -- не возникает. Да, про нас; нет, не стало.

1. "Наш класс" - один из самых востребованных спектаклей вахтанговцев: чтобы попасть на него в Белокаменной, надо покупать билеты за месяц-полтора. И это при том, что все исполнители молоды и сериальных "звезд" среди них нет. Зато этих артистов прекрасно знают театралы. В 2012 году вчерашние студенты были приняты в Первую студию Вахтанговского театра, буквально с первых шагов на сцене полюбились зрителям, а 1 января 2018 года вошли в штат прославленной труппы. За ними – будущее.

2. Пьеса Тадеуша Слободзяника "Наш класс" (в оригинале – "Одноклассники. История в XIV уроках") - международный хит. Написанная в 2008 году, впервые она была поставлена в лондонском Национальном театре в 2009-м и с тех пор пережила не менее 30 воплощений в разных странах мира, от Канады до Японии. Автор – глава Варшавского драматического театра --строг: дает разрешение на выпуск спектакля только после просмотра репетиционных записей. Вахтанговцев оценил высоко: "Очень хорошо играют. Уже со второго урока зрители плачут".

3. "Мы не можем как нация признавать только то, что это нам причиняли страдания. Я хотел поделиться историей о том, как мы сами можем заставлять других страдать", — говорит Слободзянек. Эта цитата особо впечатляет потому, что сам он родился в сибирском городе Енисейске, куда его родители были сосланы в 1944-м. Способность критически взглянуть на прошлое своей страны и обойтись при этом без морализаторства – редкий дар, им обладают очень немногие драматурги. Ну и смелости Слободзянеку не занимать: отправной точкой для написания пьесы ему послужила публикация документального исследования Яна Томаша Гросса "Соседи. История уничтожения еврейского местечка" (вышло в Нью-Йорке в 2001-м, в следующем году издано на русском языке). Книга, утверждающая, что в отношении евреев поляки усердствовали без всякой указки нацистов, вызвала скандал и потрясение в польском обществе. Тем не менее за свою пьесу Слободзянек получил национальную литературную премию.

4. Спектакль "Наш класс" оформил знаменитый сценограф Александр Боровский. Его решение поражает высокой простотой и метафоричностью.

5. В Варшаве пьесу Слободзяника играют исполнители от 40 и старше. Вахтанговцы вдвое моложе. "Была идея, что каждый актер должен быть в том возрасте, в котором погиб его персонаж. То есть артистам было бы от 20 до 80 лет. Но в этом случае не сложилась бы такая энергичная команда", – объясняет режиссер спектакля Наталья Ковалева. Команда и впрямь удивительная, сыгранная, цельная. После спектакля каждый стремится обнять другого: "Мы столько зла сделали друг другу на сцене..."

6. Персонажи пьесы (практически у всех есть реальные прототипы – жители городка Едвабне), пять поляков и пять евреев, оказавшихся одноклассниками в 1935 году, в 1941-м разделятся на убийц, жертв и тех, кто пытается остаться человеком – но выжить. Счастья не сможет обрести никто. "И сегодня нам часто приходится делать трудный выбор. За свой поступок отвечаем мы сами. Как поступить так, чтобы не захлебнуться поздним раскаянием? Работая над спектаклем, я часто задавала вопрос себе: "А что бы я сделала?". И оправдание, которое звучит у героев пьесы: "А что я мог сделать?", – не есть ответ. Так что для меня эта история – общечеловеческая. Мне думается, что о сложных уроках истории необходимо разговаривать с людьми языком театра, ибо он прост и нагляден: здесь перед живым человеком (зрителем) живой человек (артист) за пару часов проживает целую жизнь, проявляя тайные механизмы судьбы человека: связи его прошлого с настоящим и будущим", - говорит Наталья Ковалева.

7. И все-таки финал спектакля никто не назовет беспросветным. И это, наверное, самое поразительное…



оригинальный адрес статьи

Пресса