Пресса

13 марта 2009

Со смехом, с плачем, с родами, со смертью

вопросы задавала Анна Гордеева | Время новостей

Раду Поклитару: Со смехом, с плачем, с родами, со смертью




Приезд вашего театра в Москву отмечался как важное событие. Вас со сцены приветствовали представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой и советник-посланник посольства Украины Мирослава Щербатюк. То есть вы определенно выполняете посольскую функцию в момент, когда это так важно. Но, рассчитывая на вас, помогает ли как-нибудь вашему театру государство, участвует ли в его бюджете?


- Нет. «Киев модерн-балет» -- это частный театр. Он полностью спонсируется меценатом Владимиром Филипповым



- Если так, то в какой степени ваш спонсор влияет на театр? На выбор актеров, на выбор репертуара? Может он сказать: я хочу вот это?


- Может. Но решение, делать или нет, остается за мной. Воздействие Филиппова на нашу репертуарную политику очень мягкое, никогда не в форме диктата. Он постоянно в курсе всего, что происходит в театре, он интересуется изготовлением декораций, костюмов, ходит на репетиции, но в итоге все равно последнее слово за мной. Об этом мы договорились еще на том берегу, до создания театра. Кстати, инициатива принадлежала ему -- это он спросил меня, не хочу ли я получить свою балетную труппу.



- Когда вы получили бюджет, по какому принципу стали формировать труппу? Как отбираете артистов сейчас?


- Мы вешаем объявление на сайте театра и расклеиваем объявления по городу, сообщаем, что проводится кастинг. Кто придет -- тот придет. Мы не спрашиваем, есть или нет у человека диплом артиста балета. Пришли, позанимались уроком классического танца, чтобы понять вообще, понимает ли человек, что такое батман тандю. Потому что если человек совсем не знает лексику классического танца, с ним работать невозможно, как с инопланетянином. А во второй части кастинга я задаю импровизацию, обязательно с актерской задачей. Со смехом, с плачем, с родами, со смертью. На основании этих двух составляющих мы и решаем: брать человека или нет.



- В ваших спектаклях очень велика роль массы, кордебалета. Есть ли у вас вообще солисты -- люди, которые танцуют только первые роли?



- Солисты есть, но кроме первых ролей они танцуют и все остальное.



- Если все же есть солисты и есть те, кто сольных партий не получает, какова атмосфера в труппе? Есть ли соперничество?-- В любом творческом коллективе оно есть. Другое дело, что звездность и попытки протолкаться локтями у нас не поощряются. Я работал во многих театрах, я знаю, что такое театральная обстановка, что такое балетный менталитет. А у нас театр очень дружный. Мы капустники делаем. Фильмы снимаем для девочек к 8 Марта.



- Можно задать личный вопрос? В какой степени ваши спектакли автобиографичны? Вы о себе ставите или о других?

- Я ставлю для себя, а не про себя. Я ставлю спектакли на те темы, что всерьез меня трогают. На такие темы, чтобы мне было интересно проживать какую-то историю еще и еще раз.



- В антракте две зрительницы разговаривали о «Болеро»: какая хорошая музыка, интересно, кто написал. Какова миссия вашего театра -- вы включаете в нее просветительскую составляющую или нет?


- Нет. Если кто-то просвещается, как две барышни в антракте, то и слава богу. Терапевтическая, просветительская и прочие функции балету несвойственны.



- А какие свойственны?



- Балет должен трогать, заставлять сидящих в зале сопереживать. Но воспитывать и учить? Нет, для этого есть другие виды искусства.-
Что впереди у театра «Киев модерн-балет»? Чем собираетесь заниматься лично вы?


- У нас восемь названий балетного репертуара. Я поставил эти восемь спектаклей за два с половиной года. Очень активный был график. А сейчас (усмехается) вам, россиянам, этого не понять -- у нас в Украине финансовый кризис. Поэтому пока в ближайшем будущем я не планирую каких-то больших постановок. Возможно, будет что-то камерное. Есть идеи, которые связаны с московскими театрами и с белорусским балетом. У меня сейчас тур общения и диалогов. Нет, пока контракт не подписан, а с кем именно идут переговоры, я конечно же не скажу.


оригинальный адрес статьи