Пресса

12 марта 2009

Интервью с Раду Поклитару

Светлана Наборщикова | Известия

Хореограф Раду Поклитару: "Украинская политика - надоевшее и уже не смешное ток-шоу"




В рамках внеконкурсной программы фестиваля "Золотая маска" были показаны балеты "Дождь" и "Болеро" в постановке Раду Поклитару. Публика, до отказа заполнившая зал Российского молодежного театра, с воодушевлением приветствовала автора. Имя 36-летнего молдаванина Поклитару впервые прозвучало в 2001 году, после победы на IX Московском конкурсе артистов балета и хореографов.


Его композиция "Три грузинские песни" восхитила председателя жюри Юрия Григоровича. Поклитару сразу получил пост главного балетмейстера Молдавской оперы, но быстро ушел на вольные хлеба свободного художника. Среди его громких работ значатся спектакли Большого театра - "Ромео и Джульетта" и "Палата № 6". Собственный театр "Киев модерн-балет" Поклитару возглавил два года назад и ныне негласно слывет главным хореографом Украины. С первым лицом украинского танца встретилась обозреватель "Известий".



вопрос: На Украине бушует кризис. Вы не боитесь за свое детище?


ответ: Кризис - не причина не заниматься театром. К тому же по сравнению с другими киевскими труппами ситуация у нас более благоприятная. Оплата труда танцовщиков вполне сопоставима с зарплатами артистов Украинской национальной оперы. И в Москву мы приехали на спонсорские деньги. Правда, кризис подкорректировал наши планы - "Пиковую даму" на музыку Чайковского отложили до лучших времен.



в: Для авторского коллектива у вас слишком нейтральное название. Почему вы, к примеру, не именуетесь "Поклитару модерн-балет"?



о: Я не заморачиваюсь по этому поводу. Можно, конечно, называться "Лучшим в мире театром Раду Поклитару" и ставить плохие спектакли. А можно быть просто "Театром" и делать правильные вещи.



в: Вы набрали в труппу танцовщиков-непрофессионалов. С балетной точки зрения это далеко не правильная вещь.



о: Диплом артиста балета для меня не критерий. За восемь лет дрессуры человек худо-бедно научается делать сто движений классического танца. А как только сталкивается с чем-то незнакомым, возникает проблема. Мне же нужны люди хорошо координированные, свободные, раскрепощенные, умеющие кричать, плакать, падать, - словом, делать все. И кроме того - креативные. Балеты мы фактически ставим вместе. На одно мое предложение возникает восемь-десять ответных. И я все рассматриваю.



в: Вас называют русским Матсом Эком. Согласны с этим?



о: Меня по-разному называют. Недавно в Монпелье я общался с крутыми модернистами и показал им в записи свой "Дождь". Для Киева это абсолютно новое слово. А они сказали: "Ой, какая замечательная неоклассика..." На самом деле мне не важно, как танец называется, чему и кому он наследует. Я, например, люблю готовить, но никогда не пользуюсь поваренной книгой. Открываю холодильник, вынимаю продукты, минут пять на них смотрю и определяю, что можно сделать. Так и с балетом.



в: Вы часто себе нравитесь?



о: Моментами бываю доволен. Но обычно года через два-три начинаю жутко ненавидеть сделанное. А еще через пять лет считаю, что спектакль ставил человек, которому вообще не нужно заниматься этой профессией.



в: "Ромео и Джульетту" - нашумевший балет Большого театра - вы тоже ненавидите?



о: Сегодня мне кажется, что там было мало танцев...



в: "Ромео..." действительно закрыли наследники Сергея Прокофьева? Или таким образом Большой театр избавился от чрезмерно смелого балета? Все-таки для отечественной сцены Джульетта-хулиганка и Тибальд, влюбленный в Меркуцио, - нонсенс.



о: Руководство Большого здесь ни при чем. Более того, Большой пытался пробить этот спектакль на гастроли в Парижской опере, но фонд Прокофьева отказал. Наследники заявили, что музыка порезана, и либретто изменено. По закону фонд может запретить спектакль в любое время, если не используется авторское либретто, которое продается вместе с музыкой. В 2004 году я ставил "Золушку" в Рижской опере. И там наследники запретили спектакль за неделю до премьеры.



в: Их возмутила Золушка в борделе?



о: Может быть. Но не всегда человек прав, когда думает, что он прав. На самом деле спектакль не об этом. В обстановке продажной любви Золушка - единственный чистый человек. И она имеет право на счастье. Если бы у них хватило терпения и интереса в этом разобраться...



в: Вас звали "на руководство" несколько крупных театров. И когда московский "Стасик" искал главу балета, чуть ли не первой рассматривалась ваша кандидатура... Чем вас не устраивает стабильная и хлебная должность худрука?



о: Я год поработал в Кишиневе главным балетмейстером Театра оперы и балета и осознал, что это абсолютно не мое занятие. Хорошо понимаю Алексея Ратманского, который покинул должность худрука балета Большого , несмотря на ее безумный престиж. Руководство крупным театром оставляет мизер для собственного творчества и заставляет заниматься кучей посторонних проблем. Мне кажется, тратить на это жизнь - слишком расточительно.



в: По рождению вы молдаванин. Учились в России. Работаете на Украине. Гражданство у вас белорусское. А сами вы кем себя ощущаете?



о: Мой родной язык русский - только на нем я говорю без акцента. И я очень комфортно ощущаю себя в русскоязычных странах.



в: Вы не собираетесь стать гражданином Украины?



о: В бытовом плане это сильно облегчило бы мне жизнь. Но получение гражданства связано с массой организационных проблем. Не уверен, что у меня хватит на них времени.



в: Тотальная политизация украинской жизни вас не угнетает?



о: Украинская политика сегодня - надоевшее и уже не смешное ток-шоу. Ею интересуются только пенсионерки, у которых внуки выросли.



в: Главная украинская пара - Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко - просто находка для хореографа. Идеальный состав для комического па-де-де.



о: Я бы сказал, что это идеальные фигуры для карикатуры в вечерней газете... Недавно я попал в жюри одного телешоу, что-то вроде российских "Танцев со звездами". Выступала Катя Осадчая - очень известная в Украине барышня, местный аналог Ксении Собчак. Вышла она в образе Тимошенко - коса вокруг головы, пачка денег в руках, а партнер был одет в жилетку с надписью "Газпром". На сцене стоял газовый вентиль... Что тут скажешь? Я абсолютно уверен, что газовая война, политика и вообще все, что на злобу дня, - не тема для искусства, даже для такого суррогатного, как "Танцы со звездами".



в: Разве ваш последний спектакль "Андеграунд" не отклик на августовские события в Северной Осетии? Люди, скученные в подвале, отзвуки канонады - очень похоже...



о: "Андеграунд" - не посвящение тем событиям, хотя это действительно мой самый мрачный спектакль. Но там есть и свет, и надежда. Большинство спасется.



в: С каким девизом вы идете по жизни?



о: Кажется, Гофман заметил: "В жизни надо делать только то, что дается тебе легко. Но это надо делать изо всех сил". Ставить балеты мне легко, и я очень стараюсь.



в: Что бы вы пожелали самому себе на ближайшее десятилетие?



о: Неплохое дело мы затеяли с театром "Киев модерн-балет", и надо, чтобы это дело вышло на уровень высших достижений. Показ в рамках "Золотой маски" - большое событие. Но хочется, чтобы наша жизнь состояла из массы подобных событий.



в: А простых человеческих радостей вам не хочется?



о: Я своей жизнью доволен. Здоровье не подкачало, родные здоровы. Чего же еще желать?




оригинальный адрес статьи