21 октября 2018

«Золотая маска» золотой осенью

Либа Меллер | Интернет-издание Lsm.lv

На днях в Лиепайском театре прозвучали финальные аплодисменты латвийской «Золотой маски». В Вентспилс и Лиепаю на этот раз привозили два спектакля: «Наш класс» театра им. Евгения Вахтангова и «Человек, который принял жену за шляпу» театра им. Владимира Маяковского. Причем вторую постановку показали только в Курземе.

Урок 15-й
Подзаголовок к постановке театра Вахтангова «Наш класс» — «История в 14 уроках». Урок 15-й — это сам спектакль. Тяжелый. Страшный. Выворачивающий душу наизнанку. Невероятно прекрасно поставленный и сыгранный. Точней, про-жи-ва-е-м-ый актерами каждый раз так, что публика умывается слезами, а в финале долго-долго бисирует стоя.

Сначала была книга американского исследователя польского происхождения Яна Томаша Гросса «Соседи. История уничтожения еврейского местечка» (2000). Это был рассказ о Едвабне, есть в Польше такой городок. В июле 1941-го, сразу после начала немецкой оккупации, польские жители городка загнали в овин и сожгли всех своих еврейских соседей. Сотни людей. Книга Гросса вызвала шок и скандал в польском обществе, ведь, как писал ксендз Станислав Мусял, «поляки, по крайней мере, уже двести лет верили в миф, что они на протяжении всей своей истории были лишь жертвами насилия со стороны других, но сами никого не обидели». Он назвал Едвабне «новым именем Холокоста». Потом были исследования, документальные книга и фильм...

А в 2008-м драматург Тадеуш Слободзянек написал на основе всего этого пьесу «Одноклассники. История в XIV уроках». Её и поставила режиссер Наталья Ковалева с тогда еще студийцами Первой студии театра Вахтангова. Постановку выпустили на новую сцену театра. Как с гордостью сказала режиссер: «И когда эти ребята сыграли спектакль на новой сцене, в театре стали говорить, что родилось новое поколение вахтанговцев».

Наталья Ковалева призналась Rus.Lsm.lv, что сама каждый раз смотрит спектакль со слезами, ведь играют молодые актеры «честно и с полной отдачей».

Начинается все в конце 20-х годов. Десять мальчиков и девочек, поляков и евреев, идут в школу. Взрослеют. Влюбляются. Ссорятся. Они связаны на всю жизнь. И тогда, когда будут предавать, убивать и спасать друг друга — тоже. Все эти десять жизней публика проживает вместе с героями. Якуба забьют до смерти трое одноклассников. Дору вместе с младенцем сожгут в овине. Рахельку дважды спасет влюбленный в нее одноклассник Владек; ей придется сменить имя и навсегда стать Марианной. И все оставшиеся — долгие — годы она проживет как замороженная вместе с нелюбимым мужем. А Владек, который ради ее спасения убьет одноклассника Рысека, будет беспробудно пить. Зоська спасет Менахема, но и ей досталась не самая лучшая судьба. Зигмунт и Хенек сотворят немало зла, но и сами хлебнут в свое время по полной. Только Абраму суждена нормальная жизнь — многочисленная родня еще до войны отправит его учиться в Америку, и все годы он будет писать трогательные письма одноклассникам. Он оставит после себя огромное потомство, как бы возместив гибель всех родных...

Режиссер Наталья Ковалева считает, что «театр должен ставить трудные вопросы, он может на них не отвечать, но должен их ставить. ... Я всегда ищу вот такой материал, который помогает человеку разбираться с самим собой. Для меня самое главное — человек в момент выбора. И его попытка поступить верно. Многие персонажи говорят — «А что я мог сделать?» — причем произносят они это тогда, когда точно знают, что сделали не то, что должны были.

Именно об этом спектакль — о выборе и трудности выбора. О том, как ты построишь свою жизнь дальше, совершив сегодня тот или иной поступок».

Что важно — создатели спектакля ни на кого не вешают ярлык злодея и мерзавца, и никого не оправдывают. «Любой человек в один момент своей жизни является злодеем, в другой момент — жертвой. А в общем и целом он называется человеком», — пояснил Владимир Логвинов, чей герой Зигмунт из милого ясноглазого белобрысого мальчишки, которого смертным боем лупит сильно пьющий отец, превращается в предателя и убийцу, а потом и в жертву.

В общем, актеры просто рассказывают о том, что когда-то случилось. Но так, что жутко становится, и моментами хочется выбежать из зала, только вот невозможно оторваться от того, что происходит на сцене.

Можно долго еще говорить о прекрасной и тонкой режиссуре, лаконичной и емкой сценографии, восхитительной игре всего актерского состава. Хочется пересказать чуть ли не каждый эпизод, отметить особо удачные постановочные находки, и завершить горячей рекомендацией обязательно сходить. Только ведь не увидишь уже «Наш класс» в Латвии. Всего три спектакля было сыграно в рамках «Золотой маски». Кому повезло посмотреть — не забудет долго. Теперь разве что в Москву ехать. Но покупкой билетов придется озаботиться загодя, ведь хоть «Наш класс» был поставлен два года назад, билеты до сих пор уходят влёт и зал всегда битком.

«Вспомни о бедствии и страдании моем»
Накануне второго спектакля в Курземе представители фонда «Еврейское наследие Лиепаи» повезли всех вахтанговцев в мемориал в Шкеде. В годы Второй мировой фашисты расстреляли тут около 19 тысяч человек: лиепайских евреев и их соплеменников из стран Европы, латышей, цыган; коммунистов, военнопленных, партизан... В 50-е годы тут поставили обелиск со звездой с надписью о «советских патриотах». Идею создания здесь мемориала выдвинул Фонд, и в 2005 году на месте расстрелов появилась огромная менора из дикого камня работы лиепайского скульптора Раймонда Габалиньша. Фраза, позаимствованная для подзаголовка, и другие цитаты из ветхозаветного Плача Иеремии высечены на гранитных стелах-свечах. Немного позже была создана аллея с обелисками в честь 26 лиепайчан, удостоенных звания Праведников мира за спасение евреев в годы войны.

Вахтанговцы внимательно слушали рассказ, с интересом осмотрели мемориал и старый обелиск. Наталье Ковалевой мемориал-менора очень понравился: «Мне кажется, что это сделано очень аскетично и проникновенно; продуманно, очень глубоко и очень просто одновременно. Очень и очень выразительный памятник».

Еще в процессе работы над «Классом» режиссер вместе с актерами Полиной Кузьминской и Владимиром Шульевым съездили в Польшу к гости к Тадеушу Слободзянеку. Тот отвез их в Едвабне.

— Тадуеш нам показывал и рассказывал, где школа была, улица, где Якуба убили, где дома их стояли, костел, дорогу, по которой их вели к овину... Где кинотеатр был, а где — КГБ, — рассказали Владимир и Полина. — У нас была счастливая возможность и с автором пьесы пообщаться, и побывать в тех местах. И через рукопожатие от него, от участников тех событий, получить информацию...

—Едвабне? Это меньше двухсот километров от Варшавы, по сути, деревня. Ну, поселок городского типа. Но это было благополучное, зажиточное местечко. Вымощенная камнем площадь, огромный католический собор, вокруг — каменные двухэтажные дома. Улицы все вымощены камнем. Но это очень маленькое местечко и понятно, что раз ты тут живешь, то знаешь всех! Потому что два магазина, аптека и — всё.

Как они там ухитрились нажить такую ненависть друг к другу?

Наверное, очень тесно жили. Когда на таком «пятачке» живут два совершенно разных народа, принципиально разных, с разным языком, укладом жизни... Все разное, вплоть до имен и одежды. Причем девочка и мальчик разного вероисповедания не могут встречаться друг с другом. А если это один класс? И все они приблизительно одного сословия? Так в чем различие? Да ни в чем! Просто каждый считал себя лучше соседа, — поделилась Полина.

Шляпа, полная небес

Завершением «Золотой маски» стал спектакль театра Маяковского «Человек, который принял жену за шляпу» по одноименному бестселлеру американского нейропсихолога и писателя Оливера Сакса. Врач описал истории болезней своих пациентов, а Никита Кобелев для постановки взял 11 историй. Это третий проект Студии-OFF театра Маяковского.

Сначала — о том, что не понравилось многим зрителям, посетившим спектакль в Лиепае. Это — чересчур затянутые медицинские отрывки в каждом из эпизодов. Конечно, без рассказа о диагнозе в таких историях не обойтись, но всё же... К слову, в российских рецензиях об этом нет ни слова, может, для искушенной московской публики такие длинноты в порядке вещей. А мы — курземские. Провинциалы, да.

В общем, некоторые зрители покидали зал. Но зря, потому что не увидели много изумительных сцен.

Оливер Сакс занимался пациентами с повреждениями головного мозга. Об этом и спектакль. Актеры то становятся пациентами, то сами примеряют белый халат. Ну да, известно ведь, «нет здоровых, есть недообследованные». Но герои спектакля — не душевнобольные, они — люди с особенностями. Вот человек, который почему-то стал крениться на один бок, как Пизанская башня. И пока врач не показал ему его же в записи — не мог в это поверить. Этот бывший плотник сам себе придумал «лекарство» для самоконтроля — встроенный в очки ватерпас, чтобы компенсировать потерю внутреннего равновесия.

Бывший моряк с чудовищной амнезией, вызванной безудержным пьянством. Парень, под воздействием наркотиков убивший свою девушку и ничего об этом не помнящий.

Пациентка, потерявшая ощущение собственного тела и путем жесточайшего самоконтроля сумевшая вернуться к обычной жизни. Почти. Она ведь так ничего и не чувствует...

Человек-тик. У него синдром Туретта. Он дергается, гримасничает, неконтролируемо выплескивает ругань. С помощью таблеток это удалось обуздать, но — парень потерял легкость и драйв, с которыми играл на ударных. Пациент и врач находят «лекарственный компромисс» и в финале актер снова радует публику невероятным соло на ударных.

Женщина, утратившая «идею левой стороны». Она даже косметику наносит только на правую сторону лица. Дама заказала себе вращающуюся табуретку и с помощью команды «направо, кругом!» находит «исчезнувшие» предметы слева от себя.

Старушка, у которой в голове стала звучать музыка. «Я тону в море звуков», говорит она, но не хочет лечиться. Потому что благодаря этим ирландским песням она вспомнила свое детство и маму, которой лишилась в пятилетнем возрасте. Очень трогательная история, просто до слез.

Ребекка. Фактически инвалид — неуклюжая, неспособная научиться читать, но невероятно поэтически и музыкально одаренная. И когда ей дали возможность заниматься тем, к чему лежит душа, она становится буквально невесомой изящной нимфой.

Тот самый профессор, преподаватель музыки, который принял жену за шляпу. Человек перестал различать лица. Но зато стал видеть людей там, где их и вовсе не было. Например, принял за ребенка пожарный гидрант и погладил его по голове. Хотя где у гидранта голова... Но в своем мире — а он живет музыкой — ориентировался прекрасно. А как он пел произведения Шумана! Он вообще мир воспринимал через музыку, и для каждого действия — для еды, принятия ванной, одевания — сочинял песню.

И конечно, история об «амурной болезни». Почтенная 90-летняя вдова вдруг стала весьма игривой. Но разума не утратила и сама поставила себе правильный диагноз — последствия сифилиса после работы в борделе, откуда ее вытащил будущий тогда муж. Вылечил. Но это было до открытия пенициллина. В общем, спирохеты пали под ударами антибиотиков, а омолодившаяся вдова продолжила наслаждаться жизнью.

В целом — постановка очень душевная (и вовсе не душевнобольная и не душещипательная).

С прекрасными и деликатными актерскими работами, великолепными музыкальными вставками. Напоминающая, что никогда нельзя быть уверенным, не перемкнет ли у тебя самого что-нибудь в голове. И не надо цитировать всем известное: «Голова — предмет темный, исследованию не подлежит». Еще как подлежит.

Так что книга Оливера Сакса уже закачана в читалку.



оригинальный адрес статьи

Пресса