7 апреля 2009

Зритель проголосовал рублем

Роман Должанский | Коммерсантъ

Провести акцию в честь юбилея Гоголя решились в трех театрах — в "Школе драматического искусства", в театре "Тень" и в театре "Эрмитаж". В сущности, сымпровизировать эти "Мертвые души" мог бы с полуоборота любой театр, и не только в Москве. Потому что спектакль по замыслу его создателя, руководителя театра "Тень" Ильи Эпельбаума, очень прост — он идет без антракта, а продолжается всего лишь 55 минут и 5 секунд. Такая точность хронометража объясняется тем, что в "Мертвых душах" господина Эпельбаума не рассказывают о похождениях Чичикова, не создают образы чиновников и помещиков, а только лишь исполняют 11 раз запись знаменитого произведения композитора Джона Кейджа "4.33", то есть в течение всех 55 минут на театральной сцене царит полнейшая тишина. Зрителям, если таковые найдутся, предлагается все это время напряженно следить за движением стрелки на циферблате выставленных в фойе часов.

Как во всяком произведении современного искусства, в очередной затее склонного к мистификациям Ильи Эпельбаума самое важное — комментарий. Описание "зрелища", которое видят зрители, составляет лишь треть проекта. Первая и третья часть аннотации, кстати, не менее увлекательны. Сразу после поступления билетов в продажу все они резервируются на имя Павла Ивановича Чичикова, за полчаса до начала выкупаются неизвестным лицом. Между тем в зрительный зал никто не приходит — что, как справедливо указывает аннотация, "является законным правом человека, купившего билет". После окончания представления руководство театра сдает бухгалтерский отчет о проведении спектакля, о реализации билетов и об обеспечении 100-процентной посещаемости своего театра. Стоимость билета при этом может быть установлена в размере одного рубля.

Собственно говоря, именно правила отчетности театров и вдохновили руководителя "Тени" городского подчинения на идею "Мертвых душ". Дело в том, что в последнее время городские культурные власти возобновили советскую практику оценки деятельности театров по количественным показателям: учреждениям культуры теперь спускают планы по заполняемости залов и по количеству спектаклей. Илья Эпельбаум — в качестве художественного протеста — предложил бюджетным театрам простой способ выполнения всех старо-новых требований.

То есть "образ чиновника" в этом проекте все-таки присутствует. "Мертвыми душами", в конце концов, оказываются зрители, а театр получает премиальные. Есть, однако, в остроумной затее господина Эпельбаума и позитивная эстетическая составляющая. "В нашем спектакле нет плохой игры актеров, невнятной режиссуры, аляповатой сценографии и безвкусной музыки",— отмечает автор проекта. Что ж, это и сделало "Мертвые души" одним из исключительных событий нынешнего театрального сезона.



оригинальный адрес статьи

Пресса