7 апреля 2009

Как по нотам

Лариса Барыкина | Российская газета

Пушкин, повествуя в "Евгении Онегине" об "упоительном Россини", надо полагать, имел возможность слушать многие из опер великого итальянца. В отличие от нас. В отечественных театрах из почти сорока опер маэстро бельканто только "Севильский цирюльник" стал номер один, и он же номер последний.

О всех других почему-то не вспоминали, а может, просто побаивались его виртуозных музыкальных головоломок. Когда в прошлом сезоне в Петербурге прошла премьера "Золушки", местные критики поспешили объявить постановку чуть ли не первой в России. Напомним: в новейшей истории впервые эту оперу спели и сыграли 12 лет назад, причем в Москву на "Золотую маску" ее привезла не какая-нибудь крупная государственная компания, а Экспериментальный молодежный театр из Екатеринбурга (основные фигуранты того спектакля, впрочем, уже давно работают в столичных труппах). Симптоматично, что и на этот раз за крепкий орешек стиля Россини взялся отнюдь не большой академический, а легкий и дерзкий театр "Зазеркалье".

Лишенная сказочного флера "Золушка" Россини - это история про вознагражденную добродетель, но только в пересказе она выглядит поучительно-назидательной. Яркую комедию с пленительной лирической темой разыграли как по нотам. Отцам-основателям "Зазеркалья" - режиссеру Александру Петрову и дирижеру Павлу Бубельникову - удалось создать на редкость обаятельный спектакль, после которого любой зануда выйдет с улыбкой и в приподнятом настроении. Музыку в спектакле назначили главной героиней не только в оформлении (художник Елена Орлова): сцена заполнена огромными листами партитуры, выполняющими роль подвижных декораций, а функции перебивок между картинами выполняет титульный лист с надписью: "Cenerentоla". Музыкальным током пронизан темпоритм сценического действия, ее ритмическому рисунку подчинена пластика актеров, ансамблей и массовых сцен. Тон в этом, без сомнения, задает стилистически точный оркестр, хорош и мужской хоровой ансамбль. Идея с пением по-итальянски и русскими речитативами сработала, и зал то и дело весело смеется. Перечислить все удачные режиссерские находки, уморительные детали и смешные подробности просто не хватит газетной полосы.

Правда, поразить Москву сверхвысоким качеством вокала не получилось. Виртуозная техника не всем далась без напряжения, кто-то не смог "взять" акустику зала Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, ансамбли порой тонули в оркестровых тутти. Главная проблема "Золушки" Россини - в необходимости найти исполнительницу с редчайшим голосом, колоратурным контральто. Выдвинутая на лучшую роль Юлия Неженцева (Анжолина-Золушка) фиоритуры не без труда одолела, но красот низкого регистра не продемонстрировала. Ее партнер Станислав Леонтьев (принц Дон Рамиро), не номинированный экспертами, тем не менее произвел вполне достойное впечатление. Сегодня все имеют возможность если не "живьем", то в аудиозаписи и на DVD слышать настоящих россиниевских певцов, и любое сравнение с продвинутой Европой пока будет не в нашу пользу. Но сказать спасибо тем, кто бесстрашно раздвигает рамки закосневшего оперного репертуара, право, стоит.



оригинальный адрес статьи

Пресса