8 апреля 2009

Корсары Пермского моря

Павел Ященков | Московский комсомолец


Провинция перетанцевала Москву

Нешуточной бурей и настоящим кораблекрушением, устроенным в Большом театре на спектакле Пермского театра оперы и балета “Корсар”, “Золотая маска” завершила балетную часть конкурсного марафона. Теперь музыкальному жюри “ЗМ” предстоит определять победителей, которых назовут уже на церемонии закрытия.

“Корсар” пермского производства оказался работой весьма достойной и вполне оправдал свое выдвижение по нескольким номинациям. Василий Медведев — автор новой сценической редакции старинного балета Мариуса Петипа — первый раз поставил своего “Корсара” в 2005 году в Чехии, на сцене Национального театра Брно, опередив Большой театр почти на два года. Эту постановку он потом и перенес в Пермь. При переносе балет приобрел существенное дополнение, а именно оригинальный текст партитуры из архивов Парижской оперы, где он был впервые поставлен Жозефом Мозилье еще в 1856 году. Таким образом, в пермском варианте звучит музыка, которой нет ни в спектакле Большого, ни в постановках других театров.

— Интерес к “Корсару” в последнее время у нас и за границей возник на волне фильмов “Пираты Карибского моря”, — рассказал “МК” хореограф Валерий Медведев. — Сюда вошли лучшие куски хореографии, существовавшей до этого, но основа — Петипа. Какие-то танцы я поставил сам, но старался сочинять в духе того времени и той, старой хореографии. Еще хотелось показать и солистов-мужчин, дав им возможность продемонстрировать свое мастерство.

За основу запутанной истории о любви пылкого корсара Конрада к красавице Медоре, которую продает в гарем Сеид-паши близкий друг главного героя, была взята поэма лорда Байрона. Однако кроме имен героев от поэмы в балете не осталось и следа. Несмотря на то что и художник, и даже консультант постановки в версии Большого те же, что и в Перми, трудно найти более непохожие по эстетике спектакли. Пермская редакция все же имеет свои преимущества. В отличие от “Корсара” Большого, поставленного в духе модной сейчас у нас подделки под старину с обязательно обильной пантомимой, пермская версия насквозь танцевальна и привлекательна именно мужским ансамблем. Здесь даже партия воспитателя Медоры Ланкедема (Ростислав Десницкий) насыщена танцем. Роберт Габдуллин, исполнивший партию любимого раба Конрада — Али, перетанцевал выдвинутых на “Маску” за лучшую мужскую роль Ивана Порошина (Бирбанто) и Сергея Мершина (Конрада). Явно поторопились выдвигать и исполнительницу роли Медоры Наталью Моисееву. Девушка завалила все вариации и смотрелась не очень собранной. Тем не менее поразительный в своей станцованности женский кордебалет в знаменитой сцене “Оживленный сад” и выступление пермской балетной труппы в целом заставили позабыть все огрехи и лишний раз напомнили о том, что перед нами один из лучших балетных коллективов в России.



оригинальный адрес статьи

Пресса