10 апреля 2009

Потеря и обретение равновесия

Александр Фирер | Вечерняя Москва

Балеты Йиржи Килиана и Уильяма Форсайта в серии «Легендарные спектакли и имена ХХ века»

НА СЦЕНЕ Театра «Мастерская Петра Фоменко» сениоры Нидерладского театра танца представили «Last touch first» – премьеру 2008 года в хореографии Йиржи Килиана, а в Большом театре артисты Королевского балета Фландрии исполнили «Impressing the Czar» – опус Уильяма Форсайта, созданный в 1988 году на электронную музыку постоянного соратника-соавтора Тома Виллемса.

Хореографы Йиржи Килиан и Уильям Форсайт – культовые имена.

Вместе с Джоном Ноймайером и Матсом Эком они составляют хореографическую элиту рубежа веков и ставят по всему миру. Каждый театр почитает за честь иметь в своем репертуаре хотя бы одну их постановку. Чех Килиан и американец Форсайт вышли в 70е годы в самостоятельное плавание из одной «балетмейстерской гавани» – Штутгартского балета Джона Кранко, где успешно начинали как танцовщики.

Затем Килиан возглавил Нидерландский театр танца (с основной труппой, юниорами и сениорами), а Уильям Форсайт до недавнего времени руководил Франкфуртским балетом (сейчас у него своя экспериментальная труппа).

Их балеты – классика ХХ века – к сожалению, фактически прошли мимо нас (лишь недавно Мариинский театр заполучил балеты Форсайта): сначала было нельзя, потом – слишком дорого. К счастью, эти хореографы – действующие, и каждый год они создают новые произведения.

Форсайт и Килиан одной генерации, но по стилю и по эстетическим принципам они совершенно не похожи друг на друга. Форсайт лаконичен.

Минимальны костюмы. В танце все жестко, прагматично, без сантиментов, как в нашей жизни. Влияние Форсайта на танец революционно. Он деконструировал движение и его темпоритм. Головокружительное упоение движением в чистом виде, уплотненность хореографического рисунка превалируют в его «бессюжетных» балетах.

Килиан изобретательно преобразил лексику классического экзерсиса в текущую, переливающуюся вязь хореографических образов.

Его балеты красивы, их пронизывают психологический подтекст и тонкий юмор. Килиан апеллирует к чувству, Форсайт – к разуму. Это два взгляда на современный мир.

Килиановский спектакль «Last touch first» – эстетский, вдохновенный омаж людской натуре, оригинальный взгляд на психологический ассортимент деталей «человеческой комедии», поданный в особом ощущении пространства и времени. Сцена устлана густыми складками белых покрывал. Дверь, окно, стол, креслокачалка, игральные карты, бутылка вина, горящая свеча – аксессуары спектакля. Три пары, одетые в костюмы XIX века, чинно «просыпаются», как на ожившей картине. Благочестивость нравов слизывается волнами времени, как песок, обнажая пороки. Тут вожделение, пьянство, зависть, любопытство, желание обладать ближним. Одиночество и любовь к жизни переплетены в судьбах этих персонажей. Танцовщики движутся, как в рапидной съемке, напоминая замедленное «аквариумное» перемещение слоев атмосферы.

Выходит по Чехову, вроде бы ничего не происходит, но разбиваются человеческие судьбы. В финале некое бергмановско-чеховское зрелище неожиданно останавливается, восстанавливая красивость исходной картины.

«Impressing the Czar» в постановке Форсайта – открытый стёб над классическим балетом, пародия на все его штампы и клише, включая пантомиму. Разные формы красиво костюмированного танца сменяются деконструкциями Форсайта: рассыпаются известные классические па и комбинируются на грани риска в невероятные композиции с диссонансными акцентами и потерей равновесия. Иронично подана сцена продажи классики с аукциона (натурально персонажи классических балетов уходят с молотка), она тиражируется, трансформируется и становится ширпотребом.

И вот уже толпа современных людей, взбрыкивающих высоко ногами, где женщины от мужчин неотличимы (все в париках а-ля каре Мирей Матье, в униформе – в черных юбках и белых блузках), носятся по кругу, «пожирая» культурный фастфуд. Этот бешеный хоровод с аллюзией на классических лебедей и виллис, оборачивается дискотечной вакханалией. Просто пир во время чумы!

;

Пресса