20 апреля 2009

Итоги XV фестиваля «Золотая маска»

Лейла Гучмазова, Елена Черемных, Алла Шендерова | www.infox.ru

Утром в субботу в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко были объявлены имена победителей конкурса «Золотая маска» этого года. Забавный оперный капустник (музыка Александра Маноцкова, постановка Дмитрия Крымова и Андрея Могучего), вручение премий «За честь и достоинство» и званый ужин в честь лауреатов прошли в том же театре вечером. Об итогах нынешней «Маски» рассказывают корреспонденты Infox.ru Алла Шендерова (драма), Елена Черемных (опера) и Лейла Гучмазова (балет).

Драма

Самым запоминающимся высказыванием двух нынешних церемоний стали слова Константина Райкина. Выйдя на сцену, чтобы вручить награду лучшей актрисе, он посетовал на разобщенность театрального сообщества и заметил: «Маска электризует пустоту, извлекает из нее звуки. Она и нас всех объединяет и электризует». К драматической части нынешнего конкурса слова о пустоте подходят как нельзя лучше. Из представленных в конкурсе десяти спектаклей большой формы и пяти малой всерьез претендовать на «Маску» могли лишь единицы. Из непростой ситуации жюри под руководством Бориса Любимова вышло очень достойно. Из пяти спорных по качеству спектаклей малой формы выбрали самый бесспорный и самый ансамблевый — «Битву жизни» Сергея Женовача. Лучшей актрисой названа Полина Агуреева, сыгравшая Ларису в «Бесприданнице» Петра Фоменко, а лучшим актером — Олег Басилашвили, старый князь из «Дядюшкиного сна» Темура Чхеидзе. В случае с Агуреевой ее преимущество почти бесспорно. Олегу Басилашвили премию дали скорее по совокупности заслуг, чем за хорошую игру в откровенно слабом спектакле. Зато жюри проявило смелость и отменный вкус, отдав премию за лучший спектакль большой формы необычной, поперек всех правил сделанной «Чайке», поставленной поляком Кристианом Люпой в Александринке. Может быть, для Люпы, только что ставшего лауреатом самой престижной европейской премии «Европа — театру», эта российская «Маска» не столь важна, зато для нас самих это явная победа над собственной косностью. Приз за режиссуру получил Валерий Фокин, поставивший в той же Александринке «Женитьбу», добрая часть действия которой происходит на катке. Соответственно, лучшим художником стал Александр Боровский, построивший этот каток на сцене.

Девятичасовой «Берег утопии» — спектакль Алексея Бородина по трилогии Тома Стоппарда — получил спецпремию жюри. Масштабному, грамотно (но не более) сделанному спектаклю, повествующему о судьбах российской интеллигенции XIX века, критики с самого начала прочили главную награду по «идеологическим» соображениям. То, что жюри предпочло куда более авангардную «Чайку», фиксирует некий прорыв в нашем театральном сознании. Вторую спецпремию получил актерский дуэт Натальи Макаровой и Александра Хрякова из спектакля «Войцек», представленного Алтайским краевым театром драмы из Барнаула. Заметим, что после «Войцека» власти города решили уволить режиссера Владимира Золотаря из возглавляемого им театра. И вряд ли «Маска», полученная его артистами, что-то изменит. Ведь на повседневный театральный процесс наша главная национальная премия по-прежнему почти не влияет. Разве что, как сказал Райкин, чуть-чуть всех электризует.

Опера

Признав лучшим спектаклем с лучшей работой дирижера россиниевскую «Золушку» (петербургский театр «Зазеркалье»), жюри под председательством композитора Александра Чайковского явно поощрило кропотливую музыкантскую кухню дирижера Павла Бубельникова. И тайно — режиссерскую выдумку Александра Петрова, украсившего комический шедевр Россини феллиниевскими шалостями и весельем. Более цельного спектакля в конкурсной программе «Маски» действительно не оказалось. И то, что главные номинации достались «Золушке», Колобком прокатившись мимо «Пиковой дамы» (Большой театр, дирижер Михаил Плетнев), говорит о нелегком этапе в жизни главного театра страны.

Режиссерскую «Маску» присудили Георгию Исаакяну, руководителю Пермского театра оперы и балета, за «Орфея» Монтеверди. Жест скорее дипломатический. Никто ведь не ждал, что «Орфей», которым начинается любой серьезный разговор об истории оперы, у дирижера Валерия Платонова и пермских певцов зазвучит как в просвещенной аутентистами Европе. Но афишный прогрессизм взял свое. И за спектакль, номинированный помимо режиссерской в категориях «Лучший дирижер» (Валерий Платонов), «Лучшая женская роль» (Татьяна Полуэктова), «Лучший художник» (Эрнст Гейдельбрехт), награждены лишь директорствующий режиссер и художник.
Маски за лучшую женскую и лучшую мужскую роли законно получили певцы Мариинского театра. Молодая и яркая Кристина Капустинская награждена за роль цыганки Грушеньки в «Очарованном страннике» Щедрина (роль, к которой удачно плюсуется еще одна Грушенька—Капустинская — в «Братьях Карамазовых»). А молодому баритону Алексею Маркову (Иван Карамазов) не помешала произвести впечатление даже вокальная перенаселенность мариинской постановки по роману Достоевского.

Победа Родиона Щедрина в номинации «Лучший композитор» тоже показательна. И не только консервативным мастерством его «Очарованного странника», но и очевидным репутационным перевесом над коллегами по цеху — номинировавшимися Владимиром Кобекиным («Александр Македонский», Театр оперы и балета Республики Саха) и Анатолием Смелковым («Братья Карамазовы», Мариинский театр). Впрочем, дабы не остужать пыл композиторского соревнования, жюри приняло соломоново решение, присудив спецприз с формулировкой «За создание современного спектакля на основе национального эпоса» «Александру Македонскому».

Балет

Результаты «Золотой маски» в балете оказались настолько закономерными, что закономернее некуда. Лучшим спектаклем признан российско-американский проект Сергея Даниляна «Диана Вишнева: красота в движении». Лучшей балериной признана его главная героиня. Приз критики получила она же, за ту же «красоту в движении». Впервые за историю «Маски» жюри музыкального театра не обаяла гигантомания, и за бортом остались три грандиозных балетных блокбастера. И если новосибирскую «Баядерку» погладили по головке посредством призов лучшему дирижеру и лучшему исполнителю мужской роли (хотя Солор—Игорь Зеленский был достоин ее лет двадцать назад, а не сейчас), то сравнимому с ней по качеству пермскому «Корсару» даже утешительного ничего не дали. Обидно только за «Пламя Парижа» Большого театра, находящееся вообще в другом художественном измерении.

Неловкую ситуацию с Большим театром, представившим вообще-то три из семи конкурсных спектаклей, сгладили с помощью спецприза лучшей паре. Так вся слава за тонко стилизованную «Сильфиду» досталась Наталье Осиповой и Вячеславу Лопатину. Жаль, что судей не впечатлил камерный большетеатровский «Урок» Флеминга Флиндта хотя бы как прецедент, ведь крепко скроенный балетный триллер у нас действительно редкость.
Выводы из этих монотонных результатов напрашиваются ироничные. Впервые за всю историю «Маски» рисковая частная антреприза в честной борьбе обошла четырех главных монстров российского балета — Большой, Мариинский, Новосибирский и Пермский театры. Понятно, что форматы несопоставимы, но в том, что касается разнообразия жанров и точности попадания, Диана Вишнева и ее продюсер Сергей Данилян достойно выдержали сравнение. Солистка Мариинки по происхождению и мировая звезда по нынешнему статусу в один вечер показала 3D−измерение современного балета — интеллектуальный («Лунный Пьеро» Шенберга—Ратманского), балет-фокус и балет-элегию. Неожиданный коктейль «трех в одном» оказался настолько сильным, что очаровал и драматических критиков, дружно отдавших за него голоса. Общие же сравнения абсолютно прозрачны: век назад один продюсер и его прекрасные дамы тоже спасали русский балет от однообразия и невнятицы. А главной героиней этой истории, как принято в России в нелегкие времена, стала женщина. Склонную к поощрению театров-монстров «Маску» она остановила прямо на скаку.



оригинальный адрес статьи

Пресса