27 апреля 2009

Тест высшей пробы

Елена Коновалова | Вечерний Красноярск

Удержит ли Красноярск талантливых режиссеров?

В Москве подвели итоги национального театрального фестиваля «Золотая маска». В России он считается самым престижным. А для театров Красноярского края фестиваль примечателен в этом году тем, что на него попали сразу три наших спектакля. Пусть лишь один из них — в конкурсной программе.
Напомню, вниманием экспертов, составлявших афишу «Маски», была удостоена «Чайка» Красноярского театра драмы им. А. С. Пушкина. Постановка Олега Рыбкина номинировалась как спектакль большой формы, за режиссуру и сценографию (Игорь Капитанов). И хотя «Чайка» в итоге осталась без наград, сам факт участия театра в «Золотой маске» имеет огромное значение — как для краевой драмы, так и для развития театрального процесса в регионе. И это вовсе не попытка сомнительного самоутешения.
Да, театры края не впервые показываются на «Золотой маске». Минусинский драмтеатр выезжал туда аж четырежды (если учесть внеконкурсный показ «Черного тополя» в этом году), в 2000 году он получил «Маску» за «Циников» А. Мариенгофа в постановке Алексея Песегова. В тот же год этой почетной награды были также удостоены солисты двух театров края — оперная прима Светлана Кольянова и артист красноярской музкомедии Иван Корытов. Три года назад в столице с интересом восприняли балет Красноярского театра оперы и балета «Ромео и Джульетта» в постановке Сергея Боброва. Но театр им. Пушкина на этот конкурс лучших спектаклей страны прежде никогда не получал приглашения. В том, что краевая драма привлекла внимание театральной России — несомненная заслуга главного режиссера театра Олега Рыбкина.
На этом посту Рыбкин уже почти три года, и под его руководством театр заметно преобразился. Мне трудно судить, каким театр им. Пушкина был в советскую эпоху, но в 90-е годы и в первой половине 2000-х годов он переживал далеко не лучшие времена. Сегодня, когда с появлением яркого художественного лидера краевая драма получает самые высокие оценки на различных фестивалях от региональных до международных, тот сложный период постепенно выветривается из памяти, как дурной сон. Что, с одной стороны, совершенно оправданно — театр развивается, уверенно двигаясь вперед. И все же кое в чем не следовало бы забывать прошлое. Хотя бы для того чтобы не воспринимать все, что имеем, как нечто незыблемое и само собой разумеющееся.

«Чайка»

Спросите: к чему этот исторический экскурс? Он напрямую связан с днем сегодняшним. Да, «Чайка» в чем-то вызвала неоднозначные мнения у жюри «Золотой маски» — в частности, постановку Рыбкина несколько критиковали за излишнюю радикальность. По мнению члена жюри, известного театрального критика Дины Годер, спектакль весьма провокационный и даже с немалыми переборами, что на фестивале смотрелось не лучшим образом. «Но я понимаю, что в Красноярске появление такого спектакля оправдано — как мне показалось, режиссер сознательно захотел расшевелить местную публику, сдвинуть ее с распространенных представлений, что такое Чехов и вообще классика, что можно и что нельзя делать в театре. А самое главное, труппа себя очень хорошо показала, любопытно придумано сценическое пространство. Я искренне рада, что Олег в очередной раз подтвердил, что он сильный и самобытный режиссер», — добавила при этом Годер. Особенно яркое впечатление на жюри произвела Екатерина Аникина в роли Нины Заречной — все единодушно отметили, как интересно и разнообразно играла молодая артистка. Член жюри режиссер Евгений Марчелли высказался, что с удовольствием поработал бы с такой актрисой. И, более того, отмечалось, что если бы эксперты, отбирая спектакли на фестиваль, видели «Чайку» именно с этой Заречной, Аникина имела бы серьезные шансы попасть в число номинантов.
На показе «Чайки» присутствовал и учитель Рыбкина, знаменитый режиссер Петр Фоменко. Он тоже высоко оценил работу своего ученика и не скрывал, что намерен пригласить его в свой театр. Пока — на отдельную постановку. И вот тут-то и возникает вопрос: сможет ли Красноярск удержать талантливого режиссера? Не хочется излишне драматизировать, но в этом году у Олега Рыбкина заканчивается трехлетний контракт с театром им. Пушкина. А при востребованности режиссера в театрах страны вопрос о продлении его контракта в Красноярске отнюдь не праздный. В частности, помимо приглашения на постановку к Фоменко на этой неделе Рыбкин выпускает «Дядюшкин сон» по Достоевскому в Омском академическом театре драмы, в котором на сегодня нет главного режиссера. И не секрет, что о таких условиях существования театров, как в Омской области (регионе, к слову, дотационном) театрам нашего богатого региона-донора остается пока только мечтать…
Кстати, 28 апреля театр им. Пушкина отправится в Омск с «Чайкой» на фестиваль «Лучшие спектакли в городах России», в рамках которого в регионах показываются лучшие спектакли «Золотой маски». Что говорит само за себя.

«Соседи»

И еще к этой же теме. Лучшим кукольным спектаклем на «Маске» в этом году стали «Соседи» абаканского театра «Сказка» в постановке Сергея Иванникова. Параллельно возглавляющего в нынешнем сезоне и Красноярский театр кукол. Но предпочтет ли он Красноярск Абакану — вопрос открытый.
Однако есть надежда на лучшее. Поездка театров края на «Золотую маску» стала возможной благодаря личной поддержке губернатора края Александра Хлопонина и фонда Михаила Прохорова.

«Маска плюс»
В рамках внеконкурсной программы «Маска плюс» были представлены два спектакля края — «Черный тополь» минусинского драмтеатра и «Похороните меня за плинтусом» Красноярского драматического театра им. Пушкина. Обе работы в Москве восприняли с огромным интересом.
«Маска плюс» — нововведение «Золотой маски». И, похоже, оно имеет все шансы прижиться — в этом блоке демонстрируются не только наиболее яркие и нестандартные спектакли России, но также постановки театров СНГ и стран Балтии. А впечатление от них не уступает конкурсантам основной программы. Что продемонстрировали и театры края.
Перед показом «Черного тополя» Алексей Песегов пошутил, что его театр давно уже не показывался в Москве, а на труппе это сказывается не лучшим образом. И пообещал возобновить добрую традицию — приезжать не реже, чем раз в год. Актеры не подвели своего художественного руководителя — такое ощущение, что минусинцы никогда еще не играли в этом спектакле настолько эмоционально, с невероятной отдачей. Столь мощной энергетики не было даже на родной сцене театра, в гораздо более комфортных условиях. Особенно сильно в Москве прошла первая часть «Черного тополя», отразившая тревожное время репрессий 30-х годов и первые послевоенные годы. Ненадуманный трагизм искореженных судеб героев спектакля — простых жителей тайги, попавших в жернова истории — это было по-настоящему прожито на сцене. Как с восхищением заметил президент фестиваля «Золотая маска» Георгий Тараторкин, ему особенно дорого, что в зал транслировалась любовь создателей «Черного тополя» и актеров к своим персонажам. Это мнение разделила и соавтор романа «Черный тополь» Полина Москвитина, вдова Алексея Черкасова, присутствовавшая на спектакле.

«Похороните меня за плинтусом»
На долю спектакля Алексея Крикливого «Похороните меня за плинтусом» выпали более трудные испытания. Накануне отъезда театра на фестиваль после продолжительной болезни скончался актер Николай Бухонов. На роль Леши в «Плинтусе» срочно ввелся Марк Парасюк, и справился он с ней весьма достойно. Как и его партнеры, несмотря на сложную акустику московской площадки и общее трагическое настроение. Одному Богу известно, чего стоило актерам сыграть этот спектакль…
Волнения им добавило и то, что на показе «Плинтуса» присутствовал автор повести, по которой поставлен спектакль, Павел Санаев. Как признался писатель, он не сразу воспринял постановку Крикливого: «Наверное, первые минут двадцать казалось, что действие движется куда-то не туда — я даже начал бояться, что все это выльется в какой-то балаган. Но потом спектакль заметно углубился, и я почувствовал, что он меня по-настоящему зацепил. Второе действие, на мой взгляд, просто блестящее — на сцене пошла абсолютная правда. Смотришь и забываешь, что это театр — полное ощущение, что погружаешься в события, описанные в повести. Очень точные образы мамы и бабушки, замечательно сыгран дедушка (Ирина Иванова, Галина Саламатова и Алексей Исаченко — Е.К.), интересные находки с психоделическими персонажами. Я рад, что спектакль состоялся. Жаль, что мама (Елена Санаева - Е.К.) не смогла его посмотреть — она в этот вечер была занята в спектакле „Дом“ по Гришковцу. Но как знать, может, мы еще выберемся в Красноярск? Было бы интересно увидеть спектакль на родной сцене».



оригинальный адрес статьи

Пресса