24 августа 2009

"Гроза" Эренбурга

| Столица. Таллинн

«Столица» продолжает знакомить своих читателей со спектаклями, которые входят в программу нынешнего фестиваля «Золотая Маска», который пройдет в октябре в Таллинне. «Гроза» — самый необычный спектакль фестиваля «Золотая Маска».

Спектакль «Гроза», поставленный Львом Эренбургом в 2008 году, стал первым в номинации «Драма — спектакль малой формы». Это первая «Золотая Маска» для Магнитогорского драматического театра. Московские театралы, журналисты и критики восприняли спектакль неоднозначно, но очень неравнодушно.
Было о чем поспорить: от текста Островского Эренбург оставил едва ли треть. Остальное дописал, переписал и переосмыслил. Для своей яростной и откровенной трактовки хрестоматийно известной «Грозы» Эренбург с художником Алексеем Вотяковым нашли и соответствующее ей сценографическое решение. Всплески волжской воды в буквальном смысле сопровождают спектакль, на сцене настоящий водоем емкостью 16 тонн.
За забором дома Кабановых плещется Волга: вода отражается в подвешенных над сценой зеркалах. В Волге купается разбитной Кудряш, в нее падают по собственной неловкости другие герои, из реки берут воду для мытья полов в доме, наконец, туда, в омут Волги, с мостков прыгнет Катерина. Актеры брызгаются, размахивают мокрой одеждой, развлекаются с огнем. Словом, делают всё, чтобы перевести узкое сценическое пространство пьесы в жизненную реальность. Лев Эренбург знает цену точным бытовым деталям, тщательно их подбирает. Резко сократив и перемонтировав классический текст «Грозы», Эренбург насыщает действие бессловесными жанровыми сценами-зарисовками. Режиссер, похоже, сам был заворожен обликом патриархального русского быта маленького волжского городка. Эренбург— врач по первой профессии. Видимо, отсюда он и принес в свой театр умение чувствовать чужую боль. Многое в этой «Грозе» намекает на современную Россию — разгул, пьянство и поиски духовности, но куда больше в ней по-медицински точных фактов из жизни слабого человеческого духа. Лев Эренбург буквально втискивается между строчками «Грозы», чтобы, раздвинув их как можно дальше, обрушить на зрителя очень талантливо придуманные и истово воплощенные актерами эпизоды.
«Пьеса «Гроза» — произведение мощное, как и само это явление природы. Любовь — непознанная стихия. Она обрушивается — как гроза, поражает — как молния и может погубить человека, застигнутого ею врасплох», — говорит режиссер.
В спектакле он показал сердечные драмы людей, каждый из которых по-своему человек хороший. Поэтому здесь нет места хрестоматийному делению персонажей на «плохих» и «хороших». Герои Островского буквально пышут жаром, их распирает от переизбытка здоровых жизненных сил. Но только расходуются силы эти в бревенчатой, вроде бы крепко сбитой России, увы, впустую, вслепую, по глупости, словно герои обогревают своей энергией не друг друга, как надо было бы, а вселенную. Здесь буянят, рвут страсти в клочья, не сдерживают эмоций и не таят их от мира и от людей. Но герои «промахиваются» мимо цели во всех своих проявлениях— в любви, в ревности, в желании добра. Спектакль «Гроза» в течение последнего года показали во многих странах Европы, публика везде его встречала с неизменным интересом.



оригинальный адрес статьи

Пресса