10 августа 2009

Двенадцатая ночь

| Столица. Таллинн

В октябре в Таллинне пройдет очередной фестиваль «Золотая Маска». Один из спектаклей, которые увидит таллиннский зритель, — «Двенадцатая ночь» в постановке ­английского режиссера Деклана Доннеллана.
С творчеством одного из руководителей Королевского национального театра в Лондоне, лауреата нескольких премий имени Лоуренса Оливье и создателя театра «Чик бай Джаул» английского режиссера Деклана Доннеллана в России знакомы не меньше, чем на его родине, в Англии. Он неоднократно и всегда с успехом ставил в России спектакли. Критики считают, что его спектакли не изнуряют и не рвут душу своим величием. В них нет новых форм, но есть душевное здоровье и удивительное изящество.
«Двенадцатая ночь» — третий спектакль Доннеллана, поставленный в России. Актер Александр Феклистов здесь играет сэра Тоби: умного, недоброго прощелыгу, который лишь спьяну способен проявлять человечность. Игорь Ясулович предстает в роли старого шута Фесте. Яркие работы Александ­ра Феклистова и Игоря Ясуловича волнуют зрителя, рождают забытую роскошь сочувствия. Деклан Доннеллан не морочит зрителю голову и не водит его за нос. У него все как на ладони: практически пустое сценическое пространство и элегантные костюмы от художника Ника Ормерода, актеры много и легко двигаются, эпизоды идут внахлест: не успел закончиться один, а участники следующего уже на сцене, ждут начала своего. Важно отметить и принцип подбора актерского состава: в комедии играют только мужчины, такой кастинг объясняется традициями театра шекспировских времен, когда женщинам на сцену вход был заказан. Спектакль, еще до своего рождения записанный в «пикантные зрелища», получился веселым и остроумным.
В спектакле много отличных комических сцен. Режиссер не пренебрегает и смешением времен и жанров: в одной из сцен герой разговаривает по мобильному телефону, а в другой — появляется во вратарском шлеме и яркой, красно-белой спортивной форме. Персонажи Деклана Доннеллана могут дурачиться, радоваться, петь смешные песенки и делать это очень убедительно. Но за всем этим вдруг проступает невыговоренная, растворенная в воздухе готовность все потерять и какая-то виноватая человеческая улыбка за невоплощенную смелость сильных и искренних чувств. В комедийный раствор любой концент­рации режиссер незаметно добавляет особого качества грусть. А драки, танцы, переодевания, изящ­ные шутки, страсть, смертельные бури — все это делает спектакль удивительно разнообразным.



оригинальный адрес статьи

Пресса