5 апреля 2010

Месяц в столице

Роман Должанский | КоммерсантЪ Weekend

Фестиваль "Золотая маска" — хороший шанс для зрителей оглядеться, посмотреть, что происходит в театрах за пределами Москвы. Конечно, приходится полагаться на выбор экспертов. Их запросто можно обвинить в близорукости и пристрастности, но в одном им не откажешь: в афише фестиваля соблюден разумный баланс между завсегдатаями "масочных" номинаций и новичками. Один из тех, кто уже неоднократно показывал свои работы на фестивале,— режиссер Анатолий Праудин. На сей раз представлен его спектакль "Месяц в деревне", появившийся на сцене БДТ имени Товстоногова. Волнующую воображение пьесу о любовном томлении, страсти и уходящей молодости, режиссер поставил трезво и иронично. Праудин не отошел ни от текста Тургенева, ни от сюжета, но в его руках элегичность превратилась в холодноватую аналитику, а лирическая драма — в беспощадную комедию.
Смесь беспощадности и пронзительной лирики отличает и режиссерские работы знаменитого драматурга Николая Коляды, тоже хорошо известного постоянным зрителям "Золотой маски". На сей раз екатеринбургский "Коляда-театр" покажет на фестивале спектакль по пьесе Теннеси Уильямса "Трамвай "Желание"". Как и многие другие спектакли Коляды, этот сделан словно из подручного материала, из дешевого быта городских предместий. Пожалуй, самый необычный персонаж здесь — Стенли Ковальский в исполнении прекрасного артиста Олега Ягодина. Он делает главного героя похожим на Геббельса — тщедушным истериком с нацистскими наколками на спине и на руках. 30-е годы прошлого века у Коляды трагически рифмуются с нашим временем, а семейная драма становится метафорой тотального насилия, ведущего к безумию.
Два других режиссера — дебютанты главного театрального фестиваля страны. Но если Игоря Селина никак не назовешь новичком в профессии, то Тимофей Кулябин, поставивший в новосибирском "Красном факеле" шекспировского "Макбета", неприлично молод для режиссера — ему нет еще и тридцати. Между тем "Макбет" сделан рукой уверенной и умелой, это на славу смастеренное театральное шоу. В спектакле немало световых и прочих эффектов, равно как и выразительных танцевальных сцен. Трагедия решена в духе "молодежного спектакля" и рассказывает, в сущности, о смене поколений: вместо помятого жизнью, но блюдущего хоть какой-то кодекс чести старого поколения к власти приходит команда новых хозяев жизни, совершенно свободных от старой морали и легко проливающих невинную кровь.
Про "Горе от ума" Ярославского театра имени Волкова прежде всего рассказывают, что декорацией к спектаклю служат огромные неоновые буквы, сложенные в название комедии Грибоедова. "Горе от ума" словно рекламирует само себя, и эта светящаяся реклама вместе со стеклом и металлом декораций создает атмосферу большого современного города. У режиссера Игоря Селина грибоедовская Москва — это Москва сегодняшняя, задыхающаяся от самой себя, падкая на роскошь и не знающая настоящей любви. Но все-таки — хочется заметить ей в оправдание — устраивающая "Золотую маску".



оригинальный адрес статьи

Пресса