2 апреля 2010

Владимир Кобекин: «Я многому научился в живописи»

материал подготовила Катя Павлова | газета «Золотая Маска», №2

Владимир Кобекин отмечен в номинации « Лучшая работа композитора в музыкальном театре » за оперу « Гамлет (датский) (российская) комедия » в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировиса-Данченко.

Как появилась идея написать оперу на «Гамлета»?

Вообще, «Гамлет» — самая загадочная вещь в драматургии. Я пытался написать оперу на перевод 19 века Николая Полевого. Но мне не очень нравятся классические переводы «Гамлета». А потом я встретил пьесу Аркадия Застырца и она мне понравилась. Мы с ним сотрудничали и до этого, так что он мне принес показать свою пьесу и я захотел написать оперу. Он был не против и я сделал либретто. Вот и вся история.

Как вы считаете, почему сейчас появляются такие переделки классики?

Ну, это слишком глобальный вопрос. Я просто увидел эту пьесу и она мне понравилась. Я бы не сказал, что это переделка. Застырец поступил с Шекспиром так, как поступал Шекспир с другими авторами. У Шекспира, насколько мне известно, достаточно современный, «с картинками» язык. В известной мере, то, что сделал Застырец — это попытка вернуть свежесть этой пьесе. Потому что честно говоря, как классические переводы «Гамлета» очень сложно поставить, чтобы было совсем без скуки.

Каких особенных качеств требует ваша опера от артистов?

Она требует очень простого качества — артистизма. Дело в том, что оперный театр — это всегда «как бы» театр. Но он может быть настоящим театром. Тем более что там заложены мощные вещи, которые в драматическом театре почти невозможны.

Кто ваши кумиры в музыке?

Они все время меняются. Человек все время меняется, он должен меняться, иначе скучно жить. Мне нравятся очень многие композиторы, придется долго перечислять. Для меня композиторы интересны с точки зрения тех проблем, которые они решали. У Чайковского была проблема « деланности », он же даже уничтожал свои произведения из-за этого. Мне эта проблема интересна и близка. Борьба с деланностью, мастеровитостью, знанием как должна выглядеть твоя работа.

А в изобразительном искусстве, литературе что вам по душе?

Я многому научился в живописи. Художники иногда подсказывают чрезвычайно интересные решения. Вообще человек же воспринимает все, пропуская через себя и тут уже не так важно воспринимает ли он музыку или живопись. Изнутри процесс восприятия один и тот же.

;

Пресса