8 апреля 2010

В молодежной компании

Татьяна Кузнецова | КоммерсантЪ

Как правило, из США к нам приезжают труппы со стажем и репутацией: запускать в дорогостоящее путешествие через океан неименитую компанию импресарио не решаются. Частенько эти известные коллективы разочаровывают: вдруг оказывается, что они переживают не лучшие времена, что пора открытий у них позади, что нынешний состав танцовщиков не вытягивает хореографию своего руководителя.
Приезд Aszure Barton & Artists — уникальный случай, возможность увидеть американскую компанию в процессе ее становления. Об этой труппе нам было известно лишь то, что ее создателю хореографу Азур Бартон покровительствует Михаил Барышников, который и сам танцевал в ее постановках. Канадка Бартон, получившая вполне классическое балетное образование и потанцевавшая в нескольких весьма несхожих труппах — от Национального балета Канады до барышниковской Hell`s Kitchen Dance и монреальского Les Ballets Jazz, самоутверждается в качестве хореографа с начала XXI века. И только в последние два-три года получила возможность сохранять костяк своих артистов, а не терять их после завершения очередного проекта. Программы свои труппа прокатывает по городам США, недавно проникла в Австрию и Германию, а завоевание Нью-Йорка, танцевальной Мекки Америки, вместе со всеми прилагающимися дивидендами в виде признания и относительной финансовой стабильности намечено только на 2011 год.
Американская пресса уже сейчас балует автора отзывами, щедрыми до неадекватности, называя, к примеру, показанный в Москве "Busk" "танцевальным вариантом "Сада земных наслаждений" Иеронима Босха". Сильное преувеличение: это цепь сдобренных пантомимой хореографических этюдов, большая часть которых поставлена на обаятельную, с балкано-еврейским колоритом музыку Льва Журбина (сына известного композитора) и его "Контрабанды" — ансамбля из пяти музыкантов.
В соответствии с названием опуса танцовщики, одетые в обширные черные треники и длиннорукавные майки с капюшоном, изображают бродячих комедиантов, прося у публики вознаграждение международным жестом: потирая щепотку пальцев. Уличные коврики этих гистрионов обозначены световыми квадратами; на них сгибается в бараний рог девочка-"змея", грустный клоун изображает, как сильно бьется его сердце, колотя ладошками о грудную клетку, а уличная балеринка, нарочито коряво перебирая ножками, разрывает на груди целлофановое платьице от безысходности нищеты. На тяготы кочевого быта намекают и сценки, в которых бродяжки сбиваются в кучу, составив одно восьмиголовое тело: по-птичьи клюя носами, они с тревогой прислушиваются к агрессивному рокоту индустриального мира.
За рамки студенческого сборника этюдов бесхитростный по смыслу и задачам "Busk" выводит насыщенная и довольно сложная хореография, в которой все известные танцевальные стили (от классики и академического модерна до хип-хопа и акробатики) смешаны в удивительно гармоничной пропорции. А самое главное — поразительно качественное ее исполнение. Молодые артисты (все как один выпускники знаменитой нью-йоркской Джульярдской школы) демонстрируют не только блистательную координацию и виртуозное владение самыми разнообразными танцевальными техниками, но и заразительный драйв, перед которым невозможно устоять.
В большинстве компаний такое исполнительское совершенство демонстрируют лишь единицы, да и они, как правило, сами ставят свои соло, импровизируя на заданную тему и используя свои сильные стороны. Здесь же все артисты готовы к любому заданию хореографа. В том, что Азур Бартон лично придумывает свои композиции, позволила убедиться она сама, исполнив два разнохарактерных и затейливых соло в своем втором спектакле "Blue soup". Это тоже череда номеров на сборную музыку — от Сержа Гензбура до Антонио Вивальди. "Голубой" — потому что все одеты в офисные костюмы голубого цвета, "суп" — потому что структура танцевального варева так же вольна и приблизительна, как состав какой-нибудь окрошки. В этой работе можно поменять порядок номеров, можно добавить дуэтов (хотя эту форму танца госпожа Бартон практически не использует), изменить комбинации или количество исполнителей. Что, кстати, и делает хореограф прямо по ходу турне, постоянно стимулируя в своих танцовщиках азарт и неуспокоенность. Вот эта человеческая и творческая энергия, которая хлещет со сцены, доводя зрительный зал до состояния почти физического возбуждения, и есть самое ценное в молодой компании. Это залог ее будущего успеха. И объяснение загадки, почему наши новые труппы начинают умирать чуть ли не с момента своего рождения.



оригинальный адрес статьи

Пресса