Я не знаю, что за спектакль получился у нас, но я знаю, что каким бы он ни вышел, мы эти два с половиной года прожили страшно интересно и содержательно. Что артисты за это время узнали столько, что независимо от того, как они сыграют, они стали намного более крупными артистами. Значит, этот опыт не прошел зря. Мне кажется, что такой некоммерческий подход к своей жизнедеятельности - это то, чего очень не хватает сейчас театру.
«Лира» в основном ставили как историю и трагедию одного человека. Мне кажется, что это страшное сужение Шекспира. Три года мы занимались исследованием трагедии отношений человеческих. Это мощная история непрерывного биения жизни, которая непрерывно предъявляет претензии - старых к молодым, молодых к старым, жизни к смерти. Одно влияет на другое. Обычно говорят о неблагодарности молодых. Но ведь молодые - это порождение стариков, это мы их такими делаем. Шекспир именно об этом. Взаимоотношения превращаются во взаимоуничтожение. Вот направление, которое дает шекспировская пьеса. Там есть какой-то код взаимоотношений, в результате чего «Лир» кончается так, как кончается.
Лев Додин, интервью «Российской газете»


Одна из важных неожиданностей спектакля – Лев Додин отказался видеть в Лире лирического героя. Размышляя над мотивами, по которым режиссер обратился к шекспировской пьесе, логично было предположить, что педагог и создатель театра, часто размышляющий об опасностях, подстерегающих труппу-семью, о верности и неверности учеников, видит себя Лиром. Во всяком случае, примеряет на себя его судьбу, анализирует в спектакле свое поведение. Или заклинает работой над «Лиром» себя и своих артистов от повторения вечного сюжета в реальности.
Очевидно, впрочем, что Лев Додин ищет суть действия не в противостоянии заглавного героя с остальными, не в его личной трагедии. Говорят, дьявол кроется в деталях. В додинском «Короле Лире» трагедия рождается в деталях взаимоотношений, которые предательски изменчивы и поворачиваются неожиданными сторонами. Корделия ничуть не лучше сестер Гонерильи и Реганы, словам и поведению которых иногда ужаснешься, а иногда и мысленно кивнешь в согласии. Лир-Семак, хоть и похож на библейского пророка, бесконечно далек от образа мудреца и страдальца. Досадный и цепкий Лир часто бывает неприятен, и напрасно он несколько раз призывает в сообщники зрительный зал, заговорщически подмигивая партеру и балкону: он сам кузнец своего несчастья, и причастность к ужасу его краха не отменяет накопившегося счета его собственным заблуждениям. Но в додинском «Лире» речь идет не о разделе королевства и не о сводящей с ума потере власти. Режиссер сталкивает своих героев с фактом разрушения самой жизни, и их разум не в состоянии примириться с осознанием неизбежного. Как человек встречает конец мира и свой собственный конец – вот что волнует театр. Вывод Додина, как несложно предположить, далек от умиротворения: встречает в предательствах, раздорах и глупостях, объяснимых, понятных, но ускоряющих неизбежное.
газета «Коммерсант»


Уильям Шекспир

Король Лир

Малый драматический театр – Европы, Санкт-Петербург
Премия «Золотая Маска» 2007г. - «Лучшая работа художника», «Специальная Премия Жюри»(Петр Семак)
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль» (Петр Семак, Алексей Девотченко)
перевод Дины Додиной

Постановка Лев Додин
Художник Давид Боровский
Режиссер-ассистент Валерий Галендеев

Артисты: Петр Семак, Игорь Иванов, Алексей Зубарев, Анатолий Колибянов, Сергей Власов, Сергей Козырев, Сергей Курышев, Данила Козловский, Владимир Селезнев, Алексей Девотченко, Олег Дмитриев, Владимир Захарьев, Елизавета Боярская, Елена Калинина, Елена Соломонова, Дарья Румянцева

Генеральный Спонсор Театра KINEF

Продолжительность 3 ч. 10 мин.

фото © Виктор Васильев, Виктор Сенцов