Крик – на пределе голосовых возможностей. Орут и вживую, и в микрофоны, усиливая звук игрой электроинструментов. Жолдак раздвигает границы актерских возможностей, границы игры, казалось бы, совсем неважной в этом треске, шуме и гаме, сценах в воде, около воды и под водою. Трагедия Федры-Мироновй – вне общего крика и гама, ее страдание – в молчании, в немоте застывших глаз, сжатых или полуоткрытых губ. Крупные планы, которые проецируют на экран, не разоблачают, напротив – укрепляют в этом мнении. Забываешь о том, что странными, необъяснимыми возникают и проходят целые сцены. Кажется, происходящее на экране отражает жизнь, а игра на сцене – лишь грезы товарища Павловой, но так это или нет, не скажешь наверняка. Конечно, это не просто трагедия или, если угодно, не сама трагедия. Скорее, жестокая игра с древним мифом, или – игра древнего мифа с людьми советской эпохи, мифа, который «закачивает» в обыкновенных людей свой сюжет. Как бы заставляет их играть под свою дудку... Недаром последняя фраза: «Не надо было нам и близко подплывать к зловещим берегам».
«Независимая газета»


Вера-Федра, как ее сыграла Мария Миронова, превратилась в исступленный и пылающий миф о современной женщине, разорванной на части всем трагическим ХХ веком. Душа, ее тайна, ее стихия и свобода, скукожившись в тоталитарном советском рае до невыразимости, казалось бы, могла раскрепоститься в неоновой цивилизации свободного рынка, где дозволено все. Но и здесь ей нет места. Вот и дрожит неведомой дрожью, замирает в немоте, сипит насадным голосом, лепечет что-то о страсти эта Федра. Ее лицо, снятое дрожащей рукой оператора, всегда присутствующего на сцене, сияет в финале спектакля на огромном экране, поверх всяких концепций опрокидывая древний миф в современность. И здесь кончается искусство.
«Российская газета»


Теперь Жолдак ставит расиновскую «Федру», но вынимает из нее классический каркас, как из карпа кости, и замешивает фарш на собственных снах, обрывках чужих фантазий, цитатах из прочих известных «Федр». Но вот что интересно: то, что по здравому размышлению кажется карикатурой, гротеском, нагроможденным Жолдаком с невозмутимой серьезностью, сыграно актерами с нешуточной – точнее, осмысленной – отдачей, и в первую очередь это относится к Марии Мироновой. О трагедии, которую играет Миронова, о внутренних мотивах, которые актриса, придумала себе сама, остается только гадать – но играет она именно трагедию, с тем исступлением и мощью, каких она прежде не обнаруживала.
журнал «Афиша»


Федра. Золотой колос

Театр Наций, Москва
Премия «Золотая Маска» 2007г. - «Лучшая женская роль» (Мария Миронова)
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника»
Сценарий Андрiй Жолдак, Сергей Коробков
Диалоги Сергей Коробков

Режиссер Андрiй Жолдак
Сценография Андрiй Жолдак, Тита Димова
Художник по свету Андрiй Жолдак, Анна Третьякова
Костюмы Павел Каплевич
Идея фильма Андрiй Жолдак
Оператор-постановщик Сергей Мокрицкий
Продюсеры Михаил Чигирь и Павел Каплевич

Артисты: Мария Миронова, Владимир Большое, Максим Коновалов, Евгений Ткачук, Алексей Гришин, Юрий Катаев, Станислав Бондаренко, Михаил Янушкевич, Ольга Лапшина, Ольга Тумайкина, Татьяна Лянник, Алена Ковалева, Наталья Наумова, Армен Каирян

Продолжительность 2 ч. 50 мин.

фото © Владимира Луповского